Почему разведчикам США стоит и дальше делиться информацией с прессой

В марте, когда директор Национальной разведки США Эврил Хэйнс представляла в сенатском Комитете по разведке подготовленную разведсообществом ежегодную оценку угроз, члены комитета похвалили её за «великолепную работу» накануне нападения России на Украину и за «постоянное информирование». Заслугой разведывательного сообщества США и большим огорчением для президента России Владимира Путина стал тот факт, что американские сенаторы оказались не единственными, кто был своевременно информирован. Это можно сказать и об остальном мире – спасибо продуманному стратегическому раскрытию информации американской разведкой.

Предание гласности разведданных больше похоже на искусство, чем науку, а разведчики и аналитики с трудом с ним справляются. Однако в случае с Украиной директор ЦРУ Уильям Бёрнс заслуживает похвалы за то, что изменил подходы агентства к раскрытию своих секретов. Бывший посол в Москве, Бёрнс заявил сенатскому комитету, что «за годы моей дипломатической карьеры я наблюдал слишком много случаев, когда мы проигрывали в информационных войнах с русскими».

Этот опыт сейчас приносит пользу. За несколько месяцев до путинского вторжения разведывательное сообщество, вопреки своим обычаям, рассекретило информацию и аналитику, оценивавшую российские приготовления и намерения. Эти данные помогли дискредитировать провокации (так называемые «операции под ложным флагом») и предупреждали о наращивании Россией военной мощи на границе. В то время эти факты и прогнозы опровергались Киевом и Москвой, однако оказались совершенно точными. Сегодня, когда российские силы всё глубже тонут в новом болоте, разведывательные агентства США должны активней опереться на эту стратегию.

Да, конечно, с давних времен разведывательное сообщество считает публикацию секретов ересью, а обязанность защищать источники и методы работы остается священной, и по веским причинам. Раскрытие информации может поставить под угрозу продукцию технической системы сбора информации, которая обходится в миллиарды долларов, не говоря уже о жизни самих источников, которые передают сведения изнутри враждебных режимов. Но война в Украине показывает, почему оценку разведсообществом подобных рисков следует подвергнуть рекалибровке. В современной медиасреде возрастает необходимость в разоблачении дезинформации, равно как и потребность в разведке для ответа на этот вызов.

Взгляните на ежегодную оценку угроз, представленную в этом году. В докладе, завершенном в феврале, то есть до российского вторжения, ничего не говорится о глобальных последствиях этого вторжения и о реакции Запада (хотя значительная часть рассекреченной части этого анализа остается весьма ценной). И поэтому в предстоящие недели Хэйнс и руководителям разведки нужно будет опубликовать обновленный анализ, который позволит обществу лучше понимать решения, принимаемые в Вашингтоне, в других столицах НАТО и в остальных странах.

Перспектива длительной борьбы в Украине показывает, почему это нужно. В числе главных просчетов Путина оказалось предположение, будто российские войска легко перешагнут через оборону Украины, свергнут украинское правительство в Киеве и подчинят население запугиванием. Теперь нам предстоит увидеть, как долго продержится украинское сопротивление, как будет выглядеть реакция украинцев на поставленных Москвой мэров городов и других официальных лиц, как будет реагировать Путин в ситуации, когда санкции реально начнут наносить стране серьезный урон.

Но что бы ни происходило, знание обществом разведданных, подтверждающих факты на местах, будет критически важно для тех, кто принимает решения.

Кроме того, несмотря на провалы российской армии в Украине, информационные бойцы Москвы не показывают никаких признаков усталости. От путинского заявления, что он занимается «денацификацией» Украины, до возрождения Кремлем советских выдумок об американских лабораториях биологического оружия — имеется более чем достаточно российской пропаганды, которой нужно противостоять, особенно сейчас, когда многие американские политики и публичные фигуры начали как попугаи повторять те же аргументы.

Разведчики и аналитики, которые помогли расстроить предвоенное пропагандистское наступление Путина, должны и дальше в полной мере использовать имеющиеся в их распоряжении инструменты. Подобно рассекреченным брифингам разведывательного сообщества в Конгрессе, выводы разведки можно публиковать, не раскрывая источников, методы работы и даже сами секреты. Дело в том, что в разведывательном анализе может использоваться (и часто используется) информация из открытых источников — данные коммерческих спутников, гражданских журналистов, активистов-аналитиков, социальных сетей, систем мгновенных сообщений.

Эти каналы являются золотой жилой для данных и сведений, которые ранее можно было получить лишь с помощью секретного сбора информации. Мэтт Фриэр, бывший представитель британского МИДа, специализирующийся на стратегических коммуникациях, отметил, что «накануне нападения на Украину в публичном доступе появились спутниковые снимки, которые распространялись онлайн и использовалась в новостных сообщениях, придавая убедительности официальным предупреждениям… о замышляемой Россией агрессии». В числе других недавних примеров: расследование Bellingcat о роли России в сбитии рейса MH17 Malaysian Airlines над Украиной в 2014 году, а также краудинговый сбор изображений, доказывающих применение химического оружия в Сирии в 2018 году.

Фриэр совершенно верно добавляет, что ценность информации из открытых источников зависит от уровня доверия к ним, а офицеры разведки и правительства должны всегда проявлять осторожность в их использовании. Однако, подобно журналистам, которые ссылаются на новости из открытых источников от третьих сторон, разведывательные агентства могут использовать собственные ресурсы, чтобы помочь проверить заявления других. Тем самым их собственный анализ способен помочь отличить правду от вымысла во все более важной информационной войне.

Хорошим примером такого сотрудничества является проект Tearline Национального агентства геопространственной разведки. Проект сосредоточен на важных, но недостаточно широко освещаемых сюжетах в партнерстве с некоммерческими исследовательскими организациями и аналитическими центрами, которые изучают разнообразные экологические, экономические и другие вопросы. Недавно это агентство, используя несекретные спутниковые снимки, помогло организовать в реальном времени помощь тем СМИ, чьи журналисты передают репортажи с линий фронта в Украине. Когда картинка стоит тысячи слов, такая работа придает огромную силу в борьбе с путинской кампанией дезинформации.

Кент Харрингтон, бывший старший аналитик ЦРУ, служил офицером национальной разведки в Восточной Азии, начальником резидентуры в Азии и директором ЦРУ по связям с общественностью.

Project Syndicate

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх