Павел Грод, президент Всемирного конгресса украинцев. Украинцы должны иметь стратегию по отношению к России – не будет такого, что умрет Путин и все закончится.

На днях в Варшаве побывал президент Всемирного конгресса украинцев (СКУ) Павел Грод.

Он встретился с представителями польских властей, в том числе с президентом Польши Анджеем Дудой.

О своем визите в Польшу, стратегии развития мирового украинства и о том, как украинская диаспора помогает Украине в условиях широкомасштабной российской агрессии, президент СКУ рассказал в интервью корреспонденту Укринформ.

ЕВРОПА СДЕЛАЛА ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ ШАГ В ОСОЗНАНИИ ТОГО, ЧТО ЕСТЬ СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ.

Господин голова, о чем вы вместе с другими представителями СКУ говорили с президентом Польши?

— В Польше есть ощущение, что это тоже и их война.

Во время нашей встречи, президент Дуда неоднократно упоминал свои разговоры с президентом Украины Зеленским, подчеркивая, что безопасность Украины является также безопасностью Польши.

Мы обсудили с ним вопросы безопасности, гуманитарную помощь Украине, очередные санкции против России.

От польского лидера мы услышали, что польские власти дают «зеленый свет» безопасному, политическому, гуманитарному и другим компонентам поддержки Украины.

В Европе сейчас нужно добиться согласия в понимании, что Россия – это опасность для всего европейского континента. Польша является лидером в Европе по противодействию российской агрессии.

Во время разговора мы также призвали президента Польши помочь Украине получить статус кандидата в ЕС.

— Польша планирует организовать международную конференцию доноров для помощи украинцам, в частности, украинским беженцам. Обсуждался ли этот вопрос с президентом Дудой?

— Нет, мы этого вопроса не затрагивали. Мы больше сосредоточивались на адвокационных кампаниях, которые позволят нам усилить поддержку Украины в разных странах. Мы это уже делаем.

— Я недавно встречался с чиновниками в Лондоне, Брюсселе, некоторыми лидерами «Большой семерки». Сейчас мы уже очень хорошо понимаем, в каких странах Европы нужно больше всего поработать, чтобы поддержать Украину. В частности, речь идет о Германии, Венгрии, Нидерландах, Бельгии, Люксембурге и некоторых других.

— Как вы видите адвокацию украинских интересов в этих странах?

— Начинаем с украинской диаспоры, наших общин в разных странах, чтобы они были политически активными, выходили на улицы со своими лозунгами. Это первоначальный этап, фундамент. Дальше общины должны заходить со своими аргументами в коридоры парламентов, работать со СМИ, аналитическими центрами, гражданским обществом.

Европа сделала значительное продвижение в осознании того, что есть современная Россия, что она (рф – ред.) – агрессор. Следовательно, приходит понимание, каким образом противодействовать российской агрессии. Однако нужно и дальше активно информировать европейские страны, чтобы они двигались в этом направлении. Сейчас идет второй месяц войны, и мы очень опасаемся, чтобы в мире не привыкли к этому ужасу в Украине, как в случае с Афганистаном или Сирией. Роль СКУ в том, чтобы информационно держать ситуацию Украины в топ-темах стран мира. Кроме того, нам нужно усиливать украинские общины по всему миру.

— Как мировое украинство отреагировало на 24 февраля начало войны России против Украины?

— Мы понимали, что что-то будет происходить. Угрозу широкомасштабного вторжения, о котором говорили США и некоторые другие страны, мы воспринимали всерьез, готовились к политической и дипломатической поддержке. Однако никто не ожидал, что произойдет то, что произошло. Мы думали, что это будет вооруженная эскалация на востоке Украины или Россия попытается пробить наземное сообщение с Крымом. Но никто не верил, что вторжение будет происходить одновременно по разным направлениям. Агрессия России привела к огромному кризису в Украине, но с другой стороны это консолидировало весь цивилизованный мир.

— НАША ЦЕЛЬ – КУПИТЬ ПОЛНОЕ СНАРЯЖЕНИЕ ДЛЯ НЕ МЕНЬШЕ КАК 100 ТЫСЯЧ ЗАЩИТНИКОВ УКРАИНЫ

— Украина сейчас нуждается в значительной военной, гуманитарной, политической поддержке. Киев просит о максимальных санкциях против России для прекращения вооруженной агрессии. Их все еще мало. Что делает СКУ по их расширению?

— Соглашаюсь, что санкции недостаточны, их нужно усиливать. Нужно нанести максимальный удар по российской экономике, чтобы не могли дальше финансировать эту террористическую войну против Украины. Сейчас нужно открыто показывать тех, кто работает в России, кто финансирует российскую экономику во время войны. Поэтому мы начали акцию «Boycott russia», в рамках которой озвучиваем, какие международные компании и дальше занимаются бизнесом в России. Итак, мы просим общества разных стран не покупать товары или услуги тех или иных компаний, связанных со страной-агрессором. У международных компаний есть так называемые стандарты ESG (Environmental, Social, and Governance, отношение к окружающей среде, социальная ответственность, корпоративное управление – ред.) и каждая из них очень внимательно относится к восприятию своего бренда в социуме. Работа в России должна оказывать негативное влияние на их ESG-стандарты. Мы будем и дальше показывать, кто в нынешних условиях продолжает работать с Россией. Кроме того, следует максимально использовать солидарность с Украиной на уровне мировых лидеров и влиять на них, чтобы эти страны ограничили экономические связи с Россией. Очень важным вопросом есть энергетика. Канаде и США в этом плане проще, а Европа должна сделать все возможное, чтобы поскорее стать энергетически независимой от России. Польша планирует это сделать до конца этого года. Но к большому сожалению, многие страны Европы пока не особо спешат в этом направлении. Надо убеждать европейских лидеров, чтобы они активнее вводили санкции против Москвы. К примеру, нужно полностью прекратить торговлю наземным путем с Беларусью и Россией, заблокировать для российских судов морские порты стран мира.

— Украина также нуждается в серьезной военной помощи, включая танки, самолеты, артиллерийские системы, системы ПВО. Как СКУ видит возможность влияния на правительства стран в целях предоставления Киеву оружия?

— Наша диаспора в США работает с конгрессменами и сенаторами, чтобы они влияли на Белый дом с целью увеличения бюджета на вооруженную поддержку Украины. Вашингтон оказывает значительную поддержку Киеву оружием не в последнюю очередь благодаря сильному украинскому лобби в США. Также довольно влиятельно украинское лобби в Канаде, Великобритании, Австралии, и этот тренд нужно усилить в других странах мира. Успешная оборона Украины от агрессора дает основания и аргументы всему миру активно поддерживать украинцев, в частности, в военном плане. И сейчас мы должны показывать, кто это делает, а кто нет. Министр Дмитрий Кулеба некоторое время назад говорил мне, что не хватает вооружения, и после этого мы посетили Лондон, где убеждали британское правительство и апеллировали в британских СМИ, что Украине нужно предоставить вооружение. Благодаря этому давлению мы смогли разблокировать поставки вооружения. Например, Германия некоторое время назад заявляла, что военная помощь направляется в Украину, а на самом деле ее не было. Украинские дипломаты порой не могут это прямо сказать, но мы можем. Мы это делаем и это приносит свои положительные результаты.

— Поддерживает ли СКУ, как организация, какие-то украинские военные подразделения?

— Украинская диаспора собирает средства на разные проекты. Например, Канадско-Украинский фонд собрал до конца марта почти 30 млн долларов финансовой поддержки для Украины. Наши общины по всему миру очень активно работают, и мы стараемся помочь им, координировать их работу и обеспечивать, чтобы эта гуманитарная помощь быстро доходила до своих адресатов.

CКУ также занимается вопросом предоставления поддержки Украине. В частности, мы создали проект «Unite with Ukraine» (unitewithukraine.com) и фокусируем наше внимание на закупке защитного снаряжения: бронежилетов, касок, тепловизоров. До конца марта мы собрали 20 млн долларов, и 75% этой суммы уже потрачено на закупку снаряжения, направляемого в самые горячие точки Украины. В Польше мы создали логистический центр СКУ, поэтому активно сотрудничаем с подразделениями терробороны, Минобороны, МВД Украины и другими официальными учреждениями. К концу марта мы закупили 10 тыс. бронежилетов, 6 тыс. касок, более 100 тыс. турникетов. Впрочем, это только начало. Наша цель – собрать в ближайшее время в 10 раз большую сумму, чтобы можно было купить полное снаряжение для как минимум 100 тыс. защитников Украины. Но работаем также и в других направлениях, например закупали топливо для нужд украинской армии. Это война и здесь нужно быть гибким. Западный мир не может разрешить, чтобы Россия вновь оккупировала Украину

Украина уже больше месяца просит Запад закрыть небо над Украиной, чтобы агрессор не мог беспрепятственно бомбить украинские города. Что СКУ делает по этому поводу?

— Политики нам говорят, что это нереально. Но раньше они говорили, что отключение России от банковской системы SWFT тоже является нереальной задачей. Мы это воспринимаем как вызов. Если нам говорят, что это нереально – мы будем еще сильнее озвучивать этот вопрос. Я считаю, что мы можем защитить воздушное пространство Украины. Я не знаю, будет ли возможность полностью закрыть небо над Украиной, но важно, чтобы наши союзники предоставили Украине оружие для защиты. И речь не только о защите, но и о наступательных действиях, поскольку территорию Украины нужно освободить от оккупантов. Западный мир не может позволить, чтобы Россия снова оккупировала Украину. Следовательно, Киев нуждается в вооружении, чтобы отвоевать свою территорию. Впрочем, НАТО и ЕС – это организации, работающие по принципу консенсуса. США, Канада, Великобритания готовы делать гораздо больше. Однако есть некоторые страны Европы, очень умеренные в вопросе предоставления военной помощи Украине. Следовательно, нужно на них влиять, чтобы они изменили свою позицию. Речь идет о Германии, Франции, странах Бенилюкса, Венгрии. Надеемся, что после выборов в Венгрии и Франции ситуация по поддержке Украины изменится к лучшему.

— Кажется, Германия является главной страной ЕС, максимально блокирующей расширение санкций.

— Да, и мы работаем над тем, чтобы убедить немцев поддержать Украину. Во-первых, немцы испытывают историческую вину за Вторую мировую войну перед евреями и почему-то только русскими. Мы стараемся убеждать, что немцы во время войны уничтожали также и многих украинцев. Во-вторых, то, что сейчас происходит в Украине – это геноцид. Если этого не остановить, это будет также и ответственность немцев. Кроме того, Берлин в значительной степени профинансировал войну путина, поскольку покупал и продолжает покупать многие энергоносители в России. Поэтому немцы сегодня должны помогать Украине. Это один из примеров, каким образом СКУ ведет диалог с разными странами.

– Как эта война глобально повлияла на мировое украинство? – Наша диаспора, как и весь украинский народ, консолидируется. Мы сегодня видим, что все сотрудничают. Самое главное, что приходит осознание: вместе мы можем сделать больше, чем в одиночку. Да, сейчас все действия важны, каждый помогает, как может. Важно, чтобы каждый работал, но нужно это делать вместе, чтобы мы поддерживали друг друга. Наши враги постараются рассорить нас изнутри, мы это уже видели.

Как это выглядело?

Например, появляется какой-то неизвестный никому активист, который обвивается украинским флагом, покупает какие-то две каски и выходит с лозунгом: вот я делаю, а вы ничего не делаете. Это осуществляется с целью вызвать раскол в украинских общинах. Мы уже видели подобные действия в 2014-2015 годах. Когда мы фиксируем это сейчас, то сразу пытаемся доказать общине, что такой человек, вероятно, провокатор, который пытается расколоть наше единство и ослабить нас. Сейчас мы стали более зрелыми. Очень важно выходить на флешмобы, но нужно также идти в своих действиях дальше. Нужно понимать, как работать с политиками, ведь у каждой страны есть свои традиции. Практика Канады не переносится автоматически во Францию или Польшу, каждая страна имеет свои особенности. Представители нашей общины должны записываться в политические партии, становились медийщиками, учеными. Таким образом, можно лучше влиять на мышление граждан страны, действия правительства. Это не делается за день или два, это кропотливая работа на многие годы. Сейчас наблюдаю, что наши общины во многих странах мира становятся более зрелыми и влиятельными. Российская агрессия – это игра в долгую, мы ее чувствуем уже 500 лет, пережили Голодомор и другие трагедии. Не будет такого, что умрет Путин и все кончится. Мы должны иметь стратегию по отношению к России. Очень важно, чтобы мы как мировое украинство построили институты, на базе которых можно было бы воспитывать сознательных украинцев на многие поколения. Для нас очень важно, чтобы мы осознали, что есть сегодня и что будет за одно-два поколения. Развитие Украины является большим вызовом для мирового украинства, и мы должны к этому готовиться. Это долгая борьба нашего народа.

Насколько мировое украинство ожидает принятия закона о двойном гражданстве? Что это изменит в функционировании диаспоры?

На следующий день после инаугурации президента Зеленского мы обсуждали вопрос о том, как можем создать условия для возвращения украинцев на Родину. Украинская диаспора по всему миру очень велика: нас примерно 20 млн. Это большой потенциал и ресурс. Двойное гражданство – это очень важный ключ. Многие не хотят отказываться от гражданства своих стран, но охотно приняли бы также украинское. Принципиально мы поддерживаем концепцию двойного, полноправного гражданства. Конечно, должны быть предохранители безопасности, такие как лишение гражданства за антиукраинскую деятельность или невозможность получить украинское гражданство человеку, который является гражданином страны-агрессора.

Юрий Банахевич.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх