Россия должна выплатить репарации

Агрессивная война Владимира Путина в Украине дает странам G7 достаточные основания для захвата российских активов в пределах их юрисдикции для финансирования послевоенного восстановления. Управление этими средствами должно осуществляться через новый многосторонний орган для обеспечения полной прозрачности и надежных государственных закупок.

В то время как войска президента России Владимира Путина в Украине увязли, украинские силы начали отвоевывать территорию. Министерство обороны Украины ежедневно публикует отчеты о том, сколько военного имущества потеряла Россия.

Спустя четыре недели после российского вторжения министерство сообщило, что уже убиты более 16 тыс российских солдат — столько же СССР потерял за девять лет войны в Афганистане. Украинцы заявляют, что они уничтожили 40% из 120 российских батальонных тактических групп, отправленных в Украину. Российская армия, похоже, близка к тому, чтобы сломаться, и, возможно, ее удастся изгнать из Украины.

Хотя сейчас еще слишком рано объявлять о какой-либо победе, не слишком рано начать думать о том, что надо будет сделать для Украины после ухода российской армии. После двух предыдущих случаев национальной мобилизации украинцев — Оранжевая революция в 2004 году и Евромайдан в 2014-м — импульс реформ в стране быстро ослабевал. На этот раз Западу нужно сделать больше, чтобы помочь Украине пересечь финишную линию, как это сделали Польша и другие страны после 1989 года.

Беспорядочные российские бомбардировки, как и аналогичная тактика террористов, наносят колоссальный урон. Согласно оценкам Олега Устенко, экономического советника президента Украины Владимира Зеленского, ущерб, нанесенный его стране, уже превысил $100 млрд. Это вполне разумная оценка, хотя ее пока невозможно проверить. Венский институт международных экономических исследований оценивает стоимость восстановления оккупированного региона Донбасс в $22 млрд, а сумма украинских корпоративных исков, поданных в Постоянный арбитражный суд в Гааге, составляет примерно $10 млрд. Все эти претензии предъявляются Российской Федерации, которую необходимо заставить выплачивать репарации Украине.

К счастью, обеспечить выплаты репараций возможно. Страны Большой семерки весьма разумно решили заморозить валютные резервы Центробанка России, хранившиеся в их юрисдикциях. Эти средства значительны: они достигают примерно $400 млрд. Сейчас их можно конфисковать — в рамках национального законодательства каждой страны — на том основании, что Путин совершает преступления против человечества и преступление агрессии.

Преступления России неоспоримы. 16 марта высший суд ООН — Международный суд в Гааге — постановил большинством голосов (13 против 2, причем против выступили представители России и Китая), что Россия «должна немедленно прекратить военные операции, начатые ею 24 февраля». А в начале марта Генеральная Ассамблея ООН потребовала (подавляющим большинством), чтобы Россия «немедленно, полностью и безусловно вывела все свои вооруженные силы с территории Украины, согласно ее международно признанным границам». Постоянное членство России в Совете Безопасности ООН не обеспечивает ей иммунитета от международного права. Как правильно отметил президент США Джо Байден, Путин — «военный преступник».

В ответ Путин обвинил США и Евросоюз в дефолте «по их обязательствам перед Россией», когда они заморозили ее международные валютные резервы. Судя по всему, он хочет, чтобы мир поверил, что такое «преступление» равнозначно его собственной агрессивной войне, с ее тысячами ничем неоправданных убийств, преступлениями против человечества и военными преступлениями.

Придерживаясь международного права, члены Большой семерки должны объявить о своих намерениях конфисковать российские средства и пояснить Кремлю, что ему придется заплатить за все, что он разрушил в Украине. Чем больше ущерба он причиняет, тем больше будет списано средств с кремлевских счетов. Эти деньги должны быть затем направлены через надлежащие каналы на пользу Украине.

С этой целью Большая семерка может учредить Управление украинского развития (сокращенно UDA) и подобрать такой состав его наблюдательного совета, чтобы гарантировать высокое качество управления. UDA должно привлечь к своей работе все необходимые дружественные международные структуры — Евросоюз, США, Великобританию, Канаду, Международный валютный фонд, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк и ООН. Россию и ее союзников допускать не следует.

UDA должно будет выполнять несколько функций, первая из которых — страхование. У украинских государственных ведомств, компаний и частных лиц возникнут страховые претензии на миллиарды долларов за разрушенное имущество. Вместо предъявления этих претензий частным и международным страховым компаниям, их надо будет направлять в UDA. Если этого не сделать, никто в Украине не сможет получать страховые гарантии в течение многих лет. Риски, а значит и страховые взносы, будут запретительно высокими.

После того как ливийские агенты установили бомбу в самолет, который взорвался над Локерби в Шотландии в 1988 году, Ливия в дальнейшем согласилась выплатить $2,7 млрд в качестве компенсации семьям жертв. Агрессивная война России против Украины подпадает под ту же самую категорию: это теракт, только в намного больших масштабах. Учитывая прецедент в Локерби, мы уже можем судить о размерах компенсации, которую Россия должна будет выплатить своим украинским жертвам (или их семьям).

Украине также понадобится свой «план Маршалла» для реконструкции страны. До войны Зеленский завоевал популярность у украинцев, призывая строить дороги. Это крайне необходимая программа инфраструктурных инвестиций, которая сейчас будет нужна еще больше. UDA должно будет помогать этой работе и предоставлять щедрое финансирование для строительства шоссе, портов, аэропортов, железных дорог и других видов критически важной инфраструктуры.

UDA должно будет также отвечать за госзакупки, поскольку традиционно это главный источник коррупции в Украине. К счастью, Украина уже разработала великолепную электронную систему ProZorro, чтобы повысить прозрачность и гарантировать, что деньги используются по назначению. Для укрепления честного управления все правовые споры должны буду отправляться на рассмотрение международного арбитража (обычно это арбитраж в Гааге или Стокгольме).

Впрочем, Украина не сможет добиться успеха, если не улучшится бизнес-климат в стране. И поэтому условием послевоенной международной помощи должны будут стать убедительные институциональные реформы. Первым шагом должна стать реформа самого правительства, чтобы оно начало нормально функционировать. Главный приоритет — установить верховенство закона и укрепить права собственности, реформировав судебную систему, прокуратуру и Службу безопасности Украины. Другой приоритет — продать тысячи государственных предприятий, которые порождают коррупцию и пустые траты, а также внедрить надлежащее корпоративное управление в остальных компаниях.

Наконец, реформы и финансирование понадобятся для поддержки социального сектора Украины — от здравоохранения до образования. Хотя человеческий урон от путинской войны невозможно подсчитать, ущерб экономике подсчитать можно. И каким бы ни был общий счет, Россия должна будет его оплатить.
Андерс Аслунд

Project Syndicate

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх