Роль «большого брата» в судьбе «старшего брата»

Российские масмедиа взахлёб прогнозируют укрепление российско-китайского партнёрства, которое перекроит мировой порядок и создаст альянс двух сверхдержав в противовес западной коалиции. Россияне вовсю раздувают перспективы кооперации двух экономик, расширения расчетов и интеграции финансовых рынков.

Так ли это и как обстоят дела на самом деле лучше разобрать по отдельным сферам.

Финансы

Swift — 11 тыс. клиентов по миру, российский аналог СПФС — 400 клиентов. Китайский аналог CIPS — 1300 клиентов, на который приходится всего 3% от объема мировых операций. CIPS может поглотить российскую СПФС и поставить Россию в полную зависимость от Китая по платежам. Но и этого не произойдёт. Подключение российских банков к CIPS, а китайских – к СПФС не является возможным. ICBC и Банк Китая уже отказали в финансировании экспортных операций с российским сырьём. Также невозможным выглядит использования системы внутреннего валютного клиринга Китая для платежей в валюте третьих стран. Китай не захочет нарываться на вторичные финансовые санкции, потому что сильно интегрирован в мировую экономику. Поэтому будет работать легально.

Открытие корреспондентских счетов для российских подсанкционных банков тоже невозможно. Равно как и создании пула ликвидности в рублях и юанях между Московской биржей и Китайской валютной биржей (CFETS).

Капитализация китайского рынка несоразмерно больше российского – $13,3 трлн. против $0,7 трлн. Сейчас после обвала российского фондового рынка он достигает максимум 3-4% от китайской биржевой капитализации. Такой «подарок» Китаю не нужен.

Экономика

Без выхода на внешние рынки Россия рассчитывает на создание на территории Китая совместных предприятий с последующим экспортом созданной продукции или импорта нужных видов товаров, стимулирования взаимных инвестиций. Однако российские потенциальные инвестиции – это капля в море для Китая, а их токсичность нивелирует любую привлекательность. Ведущие китайские компании, сильно интегрированные в мировую торговлю. Рисковать своей долей на американском и европейском рынке они не будут. Любой инвестиционное или высокотехнологическое сотрудничество со страной-террористом чревато очень большими рисками. А китайцы считать умеют.

В итоге Китай не станет поддерживать финансовую систему России или в обход санкций – российскую экономику. Инвестиции в Россию являются большей угрозой для Китая, чем их отсутствие. В то же время россиянам нечего инвестировать в Китай. Перспективы китайско-российского сотрудничества в высокотехнологичных сферах являются смехотворными. Микросхемы для знаменитого российского компьютера «Эльбрус» производятся в Китае, но характеристики не выдерживают никакой критики. Также обстоят дела в военно-технической сфере. Российский корвет «Проворный» строили с 2013 года, в итоге сожгли, чтобы скрыть масштабы хищений. За это время Китай спустил на воду три авианосца.

Единственная сфера, которая интересует Китай – это сырьё. Газ, нефть, лес – всё, что может предложить Россия. И то за бесценок. Китай не будет спешить покупать «токсичную» продукцию, а это ещё больше ударит по цене. КНР не разменивается на кооперацию, тем более с откровенно слабыми партнёрами. Он сразу берет под контроль стратегически важные отрасли. А потом территории.

Политика

Китай заинтересован в стабильности и предсказуемости мировой экономики, которые стали основой его экономического развития. На этом основывается политическая надстройка.

Министр иностранных дел Китая Ван И сказал, что проблемы Тайваня и Украины сравнивать нельзя, так как Тайвань всегда был частью КНР. Он также заявил, что Китай и дальше будет укреплять отношения с Евросоюзом, несмотря на близкие связи Пекина и Москвы. Реплику постпреда КНР при ООН Чжана Цзюня о необходимости равного диалога с Россией и неэффективности односторонних санкций можно рассматривать как позиционирование Поднебесной в новых политических и экономических условиях.

Поскольку Китай практически индифферентен к экономическим, финансовым и научно-техническим связям с Россией, основной ценностью для него являются территории. КНР имеет территориальные претензии практически ко всем своим соседям. Почти вся Сибирь, включая и Западную вплоть до Томской области, – это временно утерянные китайские владения. Так что по этому вопросу Поднебесная как минимум ментально на стороне Украины. Мао Цзэдун в своё время говорил: «Россия захватила слишком много земель… Более 100 лет назад они отрезали земли к востоку от Байкала, включая и Боли (Хабаровск), и Хайшэньвэй (Владивосток), и полуостров Камчатка. Этот счет не погашен!».

Примечательным выглядит такой факт. Во время визита Си Цзиньпина в ФРГ в 2014 году канцлер Ангела Меркель сделала ему необычный подарок – «первую точную карту Китая», составленную в Германии в 1735 году. На этой карте Дальний Восток, Тыва, значительная часть Сибири и Южно-Китайское море со всеми островами относятся к Китаю. Лидер КНР сказал, что наконец-то увидел подлинную карту своего государства. Так что территориальные претензии Китая к России – вопрос недалёкого будущего и представляет собой «отложенный спор». «Утраченные территории» составляют более 10 млн кв. км., что превышает территорию КНР (9,6 млн кв. км). Ни одно другое государство мира не предъявляет подобных претензий.

Сегодня пройдет встреча, на которой Эммануэль Макрон и Олаф Шольц попытаются уговорить Си Цзиньпина повлиять на Путина. Сунь-цзы говорил, что «Китайская политика – это бесконечный путь хитрости». Возможно старые карты также станут предметом обсуждения. В современных условиях Си Цзиньпин скорее согласится со словами экс госсекретаря США Мадлен Олбрайт, чем с предложениями Путина.

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх