Немецкое правительство боится Путина? Меркель была не такой, как Шольц

В Германии, благодаря тесным экономическим связям с Россией, были убеждены, что Путин изменит свое отношение к ведению внешней политики. Если смотреть с позиции последних 15-20 лет, то мы имеем дело с противоположной ситуацией. За счет заработанных россиянами денег их политика стала еще более наглой, пишет в Wirtualna Polska эксперт по восточным делам, аналитик BiznesAlert Мариуш Маршалковски.

Интервью с экспертом по восточной тематике, аналитиком портала «Бизнес алерт» Мариушем Маршалковским (Mariusz Marszałkowski).

Wirtualna Polska: — Указывает ли нынешняя позиция Германии на то, что она, скорее, поддерживает российский план, касающийся неприсоединения Украины к НАТО?

Мариуш Маршалковский: — В вопросе вступления Украины в НАТО, поставок вооружений Киеву или «Северного потока — 2» немецкое руководство в значительной мере ориентируется на мнение общественности. Обратите внимание, что в немецком политическом мейнстриме практически нет партий, которые бы выступали против завершения «Северного потока — 2».

Партия «Зеленых» до прихода к власти критиковала этот проект, но, подписав коалиционное соглашение и войдя в состав правительства, стала высказываться не столь однозначно. Это показывает, что ведущим немецким партиям, которые хотят играть какую-то роль в формировании внутриполитической повестки, приходится учитывать настроения простых жителей Германии. А те смотрят на восточную проблематику, то есть на сотрудничество с Россией, совсем не так, как поляки.

— Немцы в основном выступают против того, чтобы Украина в ближайшее время присоединилась к НАТО. Это следует, в частности, из результатов опроса, который недавно провели по заказу первого канала немецкой телекомпании «А Эр Дэ».

— Немцы выступают за сотрудничество с Россией, за диалог и дипломатию, делая упор на экономической политике. Действия немецкого правительства наталкивают на мысль, что оно старается (не вполне успешно) копировать стратегию канцлера Вилли Брандта конца 1970-х — начала 1980-х годов. Если вспомнить, какие экономические решения, касающиеся СССР, он принимал, возникнут ассоциации с действующей правящей командой.

Вы имеете в виду налаживание отношений с коммунистическими странами?

— Да, Брандт занимался с СССР совместными энергетическими проектами. Западногерманские концерны поставляли трубы, Советский Союз поставлял нефть и газ. Так выглядела немецкая «остполитика». Немцы до сих пор говорят, что советская сторона, несмотря на холодную войну, была надежным партнером.

Такой стратегии придерживалась уже канцлер Меркель. Она соглашалась на работу в России крупных немецких компаний и присутствие представителей российской энергетической отрасли в Германии, одобряла реализацию проекта «Северный поток — 2».

То есть «Северный поток — 2» — это вершина айсберга?

— Российскому «Газпрому», компании «Газпром Германия», принадлежит 30% немецких газохранилищ (крупнейших в ЕС). 70% акций одного из самых современных немецких нефтеперерабатывающих предприятий, которое находится в городе Шведт, принадлежат «Роснефти». «Сибур», гигант нефтегазохимической отрасли, занимается совместными проектами с компанией БАСФ на немецкой территории. Помимо этого, есть российские газопроводы с российским капиталом и управлением. Достаточно взглянуть на наблюдательные советы: их члены имели или имеют экономические связи с «Газпромом».

— Получается, впрочем, так бывало уже много раз, что мир остается весьма условным, а значение имеют в первую очередь экономические интересы.

— Да. Немцы убеждены, что тесные экономические связи склонят Россию скорректировать свой курс во внешней политике. Если мы взглянем на последние 15-20 лет, то увидим, что все вышло наоборот. Россияне благодаря технологиям и ноу-хау смогли заработать, но их политика стала еще более дерзкой. Москва считает, что раз у нее появилось больше денег, она может тратить их на вооружения. На военную сферу официально направляется 5-6% российского ВВП, но это еще не все, поскольку значительная часть расходов на разного рода военные программы проходит по засекреченным статьям бюджета.

— Готова ли Германия в контексте сложившейся на востоке ситуации создать с европейскими странами какой-нибудь союз, ориентированный на снижение зависимости от российского сырья? Такая перспектива вообще реальна?

— Энергетика для немецких компаний — это инструмент ведения бизнеса, они смотрят на Россию через экономическую, а не через политическую призму. Они ведут деятельность в России, участвуют в совместных проектах с российскими компаниями на месторождениях в Западной Сибири, на Ямале. Они добывают нефть и газ, пересылая ее по трубопроводам, аналогичным «Северному потоку — 1».

Для Германии российский газ, как получаемый в рамках совместных проектов, так и от «Газпрома», стоит дешево. Путин на недавней пресс-конференции с Шольцем говорил, что немецким потребителям газ обходится в пять раз дешевле, чем другим европейцам. Мы видим, какую скидку дают россияне немцам. Германия потребляет очень много газа, примерно 90 миллиардов кубометров в год. Страна получает от Путина сырье по самой низкой цене в Европе, а немецкие компании извлекают огромную прибыль.

— Германии не выгодно поставлять газ из других источников?

— Она не станет менять поставщика. Российский газ дешев, немецкие компании делают на нем, благодаря Путину, отличный бизнес.

— Есть ли в таком случае шансы на то, что немецкая сторона заблокирует «Северный поток — 2»?

— Ключевое значение будет иметь то, что произойдет в Украине, как поведет себя Россия. Представители немецкой промышленности, несомненно, хотят запуска газопровода. Они обладают очень сильной позицией, но в 2015 году им не удалось заблокировать экономические санкции, введенные в отношении путинского режима.

А те опосредованным образом нанесли удар в том числе по немецкому бизнесу. Если вторжение в Украину действительно произойдет, газопровод под давлением США и стран Европы заблокируют. Если военной агрессии не будет, Германия, боясь навлечь неприятности на собственные компании в России, возможно, лишь затянет процесс сертификации. Думаю, «Северный поток — 2» в конечном счете будет сдан в эксплуатацию, но это, скорее, случится после деэскалации ситуации в Украине.

— Кажется, некоторые эксперты, наблюдающие за международной политической сценой, уже начали скучать по Ангеле Меркель. Ей бы удалось больше преуспеть в преодолении конфликта в Украине?

— С Олафом Шольцем проблема такая, что он получил власть недавно. Меркель благодаря своему многолетнему опыту знала, чего ожидать, как разговаривать. Этого Шольцу недостает. Кроме того, Меркель представляла партию, которая имела в двухпартийной правительственной коалиции решающий голос. СДПГ Шольца, правда, победила, но ей приходится договариваться с Социал-демократической партией и «Зелеными». Эти силы отличает от ХДС Меркель в том числе подход к России. Партнеры Шольца по коалиции гораздо более критично относятся к Путину, к тому, что происходит в Китае. Следует, однако, отметить, что относительно ситуации в Украине Берлин продолжает курс Меркель. Немецкие власти еще не успели выработать свою позицию, тем более что внешнеполитическое ведомство находится в руках «Зеленых».

— Шольц не обладает харизмой Меркель.

— Разумеется. Ему нужно освоиться в роли лидера партии и правящей коалиции.

— И руководителя европейской державы.

— Когда возникали споры с Россией, Меркель всегда в первую очередь начинала консультации с Парижем. Потом она вместе с французским президентом ехала в Москву или инициировала совместное заявление. Функционировал тандем Париж — Берлин. Что мы видим сейчас? Эммануэль Макрон и Олаф Шольц ездили в Россию по отдельности. Это показывает, как изменилась немецкая политика. Шольц не способен сам сформировать коалицию, которая бы представляла интересы Германии, но одновременно имела бы широкую поддержку.

— Можно ли сказать, принимая во внимание позицию Германии и действия Путина, который обостряет конфликт в Украине, что мы оказались перед лицом агрессии со стороны России?

— Я не думаю, что будет война, что россияне вторгнутся в Украину. Они извлекают гораздо больше пользы на тактическом и стратегическом уровне, наращивая напряженность. С одной стороны, она проистекает из мобилизации Запада, с другой — из желания России нанести Украине экономический ущерб. Украинцы терпят огромные убытки: инвесторы уходят, на бирже возникают проблемы, авиакомпании приостанавливают полеты. Это миллионы евро или долларов. Если дело дойдет до каких-то инцидентов, то, скорее, за ними будут стоять донбасские сепаратисты.

По перемещению российских войск видно, что это театр, представление, причем дорогостоящее, ведь стягивание войск, поддержание боевой готовности стоит немало, а одновременно зрелищное, ведь движущиеся через города и села колонны танков производят впечатление. Путин уже достиг своей цели. Раньше он находился в изоляции, никто не хотел с ним встречаться, не приезжал в Москву, а теперь с ним вновь приходится считаться…

Автор: Сильвестр Рушкевич (Sylwester Ruszkiewicz)

Источник: Wirtualna Polska, Польша

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх