Борьба с хейтерами в соцсетях. В Германии вводят новые правила

С февраля в Германии начнет работу новая структура, которая займется хейтерами в соцсетях. Это одна из мер, направленных на борьбу с теми, кто распространяет там ненависть и оскорбления.

Обычно Регина Нагель ведет себя в соцсетях очень осторожно: она редко что-то комментирует публично, тщательно следит за тем, что постит, и знает, кто находится в числе ее друзей. Но, несмотря на все это, в сентябре она столкнулась с неприятной ситуацией. Под одним из ее постов, которым поделился ее друг в Facebook, появился полный ненависти комментарий. 

Регина поддерживает инициативу «Синодальный путь» и как референт церковной общины является ее участником. Эта дискуссионная платформа была создана католической церковью после скандалов, связанных с педофилией.

Автором хейтерского поста стал радикально настроенный католик, который не скрывает своего имени в Сети и позволяет оскорбительные комментарии в адрес женщин-пасторов. Регина Нагель стала одной из тех, кому он лично адресовал свое оскорбление, коснувшись ее внешности. «Хотя это и было низко, меня особо не тронуло. Главное — это не переросло в угрозы, как в случае политиков», — говорит Нагель. Несмотря на то, что две подруги Регины сообщили об этом администратору Facebook, пока комментарий никуда не исчез и доступен к просмотру.

Новые правила борьбы с хейтерством

Тон в соцсетях, особенно во время пандемии, не самый дружелюбный, и хейтерские комментарии, к сожалению, нередки. Часто они касаются именно женщин, которые являются публичными персонами. По этой причине Facebook и YouTube в Германии обязаны удалять комментарии, разжигающие ненависть.

А с 1 февраля 2022 года законодательство ФРГ ужесточается еще больше. Соцсети с числом пользователей более 2 млн должны будут не только удалять хейтерские сообщения, но и информировать о них, включая их содержание и IP-адрес автора, Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA). В этой службе создан новый центральный регистр (ZMI). В него будет вноситься интернет-контент, за который возможно уголовное наказание. Таким образом, 200 полицейских должны будут бороться с хейтерством в Сети.

Цель поставлена весьма амбициозная, но не окажется ли новая структура беззубым тигром? Ведь новая процедура не коснется таких оскорбительных комментариев, как в случае Регины Нагель. «В том, что касается оскорблений в Сети, ничего нового не произойдет. Сейчас закон предписывает считать оскорбление преступным деянием лишь в том случае, если жертва сочтет его таковым», — говорит Жозефине Баллон (Josefine Ballon), главный юрист организации HateAid, которая помогает жертвам травли и хейтерства в Сети.

Решать же, нужно ли передавать комментарий в BKA, будет не тот, кому он адресован, а сами соцсети. Пока речь идет о комментариях, разжигающих вражду и ненависть, антисемитских и расистских высказываниях, угрозах убийства и об антиконституционных символах. В принципе, это правильно, считает Баллон: «Основная идея, которая за этим стоит, — создание такого регистра, чтобы ускорить процесс привлечения к ответственности за подобного рода комментарии, и это абсолютно похвально».

Чем и как займется новая структура 

Новая структура в BKA должна взять на себя работу, которую и так ведут прокуратуры в федеральных землях, например, в Северном Рейне — Вестфалии или Гессене. Прежде всего, вычисляются IP-адреса авторов хейтерских сообщений, такие данные в Германии сохраняются лишь несколько дней.

Но существует одна проблема: все это происходит без изначального подозрения, то есть, фактически без юридического основания — соцсеть сама решает, идет ли речь о наказуемом деянии и стоит ли передавать данные в BKA. После чего BKA оценивает, есть ли повод для проведения расследования. Обычно им занимается прокуратура, а уже затем в процесс включается полиция.

В случае с регистром BKA полномочия прокуратуры фактически перенимает полиция. В том числе, и по этой причине Google и Facebook подали жалобу и пока не обязаны ничего сообщать в BKA. Эта жалоба небезосновательна, считает Жозефине Баллон: «Речь идет именно о том, что BKA превращается в спрут, туда фактически попадает множество данных без того, чтобы какой-либо из органов юрисдикции предварительно проверил их и дал оценку, является ли это наказуемым деянием».

Как избежать худшего сценария 

Особенно в том, что касается постов в соцсетях, которые не являются однозначными, это может вызвать критику, предупреждает Баллон. В качестве примера она называет антиконституционные символы: «Здесь тоже нужно различать, как используется, например, свастика — является ли она призывом и символом правых экстремистов, или ее используют в контексте некоего образовательного проекта, связанного с историей или искусством. В этом случае это было бы допустимо».

При худшем сценарии это может привести к тому, что активисты, историки, художники окажутся в базе данных Федерального ведомства по уголовным делам. В ответ на запрос DW в BKA ответили, что полицейские, занимающиеся центральным регистром, будут проверять, являются ли поступившие к ним данные уголовно наказуемым деянием.

Кроме того, на всех этапах процесса проверки и обработки поступивших данных они будут активно контактировать с органами юстиции и учитывать законодательные нормы, регулирующие деятельность всех участвующих сторон. Например, BKA будет тесно сотрудничать с ведомством, занимающимся кибербезопасностью в земле Северный Рейн — Вестфалия (ZAC), и с прокуратурой Кельна.

За что критикуют новшество

Если переданные в BKA данные после проверки органами юстиции не окажутся деянием, требующим расследования и привлечения к уголовной ответственности, они будут удалены. Никакой архивной базы данных не предусмотрено. Но сам процесс проверки из-за большого количества такого рода комментариев может длиться год, указывают в организации HateAid. Это означает, что невиновный человек в течение этого срока будет находиться в поле зрения BKA.

Кроме того, из-за жалобы Google и Facebook сейчас ни одна из крупных онлайн-платформ не может передавать данные в BKA. Поэтому Жозефине Баллон не ожидает положительных изменений и с 1 февраля: «Если никто не будет этого правила придерживаться, ничего и не изменится». Так считает и Леонард Треймер (Leonard Träumer), основатель организации Hassmelder, которая также помогает жертвам травли в Сети. И именно потому, что, отмечает Треймер, ответственность за передачу данных лежит на самих платформах.

Он приводит такой пример: «Это выглядит так же, как если бы полиция установила в аэропортах и на вокзалах тысячи камер видеонаблюдения, которые были бы произведены какой-нибудь американской фирмой. И эта фирма будет осуществлять контроль за тем, что запечатлели камеры. Если фирма сочтет, что среди данных есть свидетельство правонарушения, она передаст в распоряжение полиции один из кадров». И это нельзя назвать разумной системой, полагает Треймер, который также опасается, что в связи с новыми правилами его организации, как и многим другим, придется выполнять не свои обязанности. 

Лиза Хенель, Наталья Позднякова

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх