Украинизация европейской безопасности: Почему Россия действует сейчас?

В результате давления со стороны Москвы европейская безопасность переживает глубокий экзистенциальный кризис, поскольку её основы колеблются, а те, кто находится за пределами НАТО, беззащитны и уязвимы…

Напряжённость на российско-украинской границе держит в тревожном ожидании и, в то же время, в состоянии максимальной готовности всё транс- и панатлантическое пространство, от Киева до Брюсселя и Вашингтона. Под вопросом находится выживание нынешней архитектуры европейской безопасности в условиях угрозы возможных военных столкновений между Россией (агрессором) и Украиной (жертвой). Российская сторона воспринимает ситуацию в Украине в качестве неотъемлемой составляющей схемы безопасности в регионе, частью которой является и деятельность Североатлантического альянса (НАТО) во всей Центральной и Восточной Европе. В обмен на отказ от начала агрессии Россия желала бы, чтобы военное крыло Запада прекратило своё расширение на Восток.

Начиная с инициативы 2009 года – Договора о европейской безопасности (оказавшейся безрезультатной), Россия неустанно педалирует концепцию «неделимости безопасности». Согласно ей, НАТО и Россия в равной степени не должны повышать свою безопасность за счёт другой стороны (MID.ru, январь 2022 г.). Этот же принцип просматривается и за предложениями о «гарантиях безопасности», направленными  Россией США и НАТО в конце 2021 года (Vedomosti, декабрь 2021 г.). Важнейший недостаток этих предложений состоит в том, что в них не упоминаются интересы государств, не принадлежащих ни к одному из военных блоков и желающих прозрачно и конституционным образом покинуть серую зону (Украина и Грузия). Позиция России в отношении права этих государств на обеспечение собственной безопасности является исключающей, она коренится в мышлении, ориентированном на геополитическое превосходство и реваншизм. Такой подход противоречит принципу суверенитета, выраженному народной волей в национальных конституциях и провозглашённому Уставом ООН от 1945 года (Ст. 2).

Российская сторона ставит на первый план обеспечение собственной национальной безопасности на основе ошибочной оценки внешних рисков. Элементарный анализ ситуации в военной сфере показывает, что обозначенные Москвой угрозы совершенно необоснованны. При наличии требуемых Москвой «гарантий безопасности» или в их отсутствие никто не собирался атаковать страну с крупнейшим ядерным арсеналом и военным потенциалом в Европе (См. Таблицу ниже). Первоочередная цель Москвы является скорее стратегической – это восстановление и укрепление сферы влияния в непосредственной близости от её границ. Воплощение в жизнь этого сценария было бы сопряжено с огромными издержками для Украины и Грузии, суверенитет которых оказался бы ущемлён, и им, в неоколониальном стиле, было бы отказано в праве на вступление в НАТО. Хотя демарш России неприемлем, НАТО, ЕС и страны-участницы Альянса, чья позиция имеет большой вес (США, Франция, Германия), понимают, что игнорирование российского «предложения» может иметь военные последствия для Украины и европейской безопасности. По этой причине американская, немецкая и французская дипломатии пытаются вовлечь Россию в активный диалог, хотя и без ощутимых результатов. Параллельно с этим США и ЕС, вместе и по отдельности, разрабатывают (Reuters, январь 2022 г.) персональные санкции (в отношении олигархического окружения Владимира Путина), а также финансовые (отключение от системы SWIFT и максимальное сокращение возможностей заимствования на международных рынках), технологические (ограничение доступа к американским технологиям) и в энергетическом секторе (прекращение функционирования газопровода Nord Stream 2).

Позиции России в военной сфере по сравнению с Европой
«Рейтинг военной мощи», 2022   3. Россия 7. Франция 8. Великобритания 11. Италия 13. Турция 16. Германия 19. Испания Численность армии (действующий военный персонал), 2021   5. Россия (1,014,000) 15. Турция (355,000) 21. Франция (270,000) 22. Украина (255,000)Военный бюджет, (миллиардов долларов), 2020   4. Россия (61.7) 5. Великобритания (59.2) 7. Германия (52.8) 8. Франция (52.7) 11. Италия (28.9)Ядерный арсенал, (ядерных боеголовок, всего), 2021   2. Россия (6,255) 3. Великобритания (255) 4. Франция (290)

Источник: Составлена автором на основе globalfirepower.com, statista.com и sipri.org

«Окно возможностей» для России

Момент, выбранный Россией для её попытки заново очертить сферы влияния, вовсе не случаен. Сосредоточение военных сил на границе с Украиной могло случиться в любое время, но есть несколько объяснений, рассмотрение которых проясняет, почему это было сделано именно сейчас.

Во-первых, присутствие России в зоне активного военного конфликта в Луганске и на Донбассе позволяет осуществлять любые манёвры, необходимые для провоцирования лобового конфликта с Украиной и, соответственно, с её западными помощниками. Основным предлогом для развязывания такого конфликта является защита российских граждан, которых в 2021 году насчитывалось около 530 тысяч человек (в сепаратистских регионах Луганска и Донбасса).

Во-вторых, энергетический кризис на европейском рынке (цены на газ, как минимум, до апреля будут колебаться в пределах от 1000 до 2000 евро за тысячу кубометров) и абсолютное доминирование России в сфере поставок газа обеспечивают ей важный стратегический рычаг для отпора и нейтрализации возможных санкций со стороны Запада. Начало военной операции в зимнее время, когда энергетическая безопасность Евросоюза в большой степени зависит от поставок российского газа, является благоприятным для России сценарием.

Третьим аспектом, который учитывает Москва, является тяжёлая пандемическая ситуация (вызванная Омикрон-штаммом), а также подорожание энергоресурсов. Всё это ухудшает восприятие общественностью национальных правительств и накаляет протестный дух в обществе. В свете высокого общественного недовольства у большинства стран ЕС может усилиться желание достичь компромисса с Россией в целях гашения вспышки военных действий в Украине, вместо желания противодействовать российской агрессии.

Ну а четвёртым очень значимым аспектом российских расчётов является трансатлантический политический и геополитический контекст. Военный конфликт в Украине (любых масштабов) может отразиться на выборах в законодательный орган США (состоятся в ноябре 2022 года) и привести к росту влияния Республиканской партии в Конгрессе, даже если президент Джо Байден введёт жёсткие санкции против России. Несколько ранее состоятся президентские выборы во Франции (апрель 2022 года), в свете которых возможная российская военная агрессия способна вынудить президента Эмманюэля Макрона занять умеренную позицию, дабы сохранить низкими рейтинги его политических оппонентов, Марин Ле Пен и Эрика Земмура (IPN, декабрь 2022 г.). В связи с этим отнюдь нельзя исключить того, что помимо остальных аспектов Россия усматривает тактическую возможность повлиять на результаты выборов во Франции и США, усилив позиции националистических сил.

Вышеописанные обстоятельства открывают уникальное «окно возможностей», которым Россия хочет воспользоваться, стремясь ослабить реформаторский потенциал и, соответственно, потенциал демократизации у своих западных соседей. Ведь Москва понимает, что вступление в НАТО подстегнёт интеграцию в ЕС. Синхронизация этих процессов может снизить зависимость от России, необратимо снизив её способность оказывать влияние на западном краю постсоветского пространства.

Борьба на трёх фронтах: на Востоке, Севере и Западе

Военное вмешательство Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) для стабилизации ситуации в Казахстане вследствие антиправительственных протестов (ODKB, январь 2022 г.) проверило эффективность применения Статьи 4 о коллективной обороне. Это означает, что государства ОДКБ могут оказаться поневоле втянутыми в военные действия против Украины на стороне России, если эскалация военного конфликта затронет российскую территорию. Таким образом, очень вероятно, что, по меньшей мере, Беларусь проявит солидарность с Россией. В этом случае просматриваются негативные сценарии открытия новых фронтов военных действий против Украины, в том числе на севере. Недавно в Беларуси прошли совместные с российской стороной военные учения (Guardian, январь 2022 г.), а использование кризиса мигрантов (IPN, Декабрь, 2022) и принудительная посадка рейса Ryanair в 2021 году показывают, что Александр Лукашенко способен на всё.

Также не следует упускать из виду и российский военный потенциал в приднестровском регионе. Хотя он незначителен (1,500 солдат Оперативной группы российских войск), он может организовать провокации на западном направлении. Как и в случае возможного вмешательства Беларуси, демонстрация какого-либо правдоподобного риска со стороны приднестровского региона вынудит Украину распылить свои силы между тремя направлениями – Востоком, Севером и Западом. Даже незначительное снижение концентрации войск на восточных границах может обеспечить преимущества манёвра российским войскам, развёрнутым на границе с Украиной.

Особенности «западного единства» в отношении Украины

Пока Москва обдумывает свои дальнейшие шаги, коллективный Запад на уровне политико-дипломатической риторики выступает солидарно с Украиной, чьи опасения по поводу России полностью разделяют Евросоюз, НАТО и большинство стран ОБСЕ. Несмотря на то, что Украина не является членом НАТО, восточные и северные границы Украины находятся в центре внимания Запада и рассматриваются в качестве неотъемлемого элемента европейской безопасности.

Трансатлантическое единство по вопросу поддержки территориальной целостности и суверенитета украинского государства неоспоримо, но оно не вполне воплощается в согласованные действия по вооружению Украины перед лицом российской военной угрозы. Такие страны, как Германия и Франция, выступают за диалог с Москвой, параллельно согласовывая чрезвычайные санкции, которые по своим масштабам превзойдут экономические санкции 2014 года. В отличие от США, Эстонии, Латвии, Литвы, Чехии, Польши, которые уже передали военную помощь Украине или планируют её предоставить, другие государства НАТО (Франция, Испания, Дания) сосредоточились на переброске живой силы и военной техники (наземной и морской) в государства, находящиеся в непосредственной близости от Украины (Румыния, Болгария). Несмотря на то, что НАТО не участвует в обновлении используемой военной техники, Альянс оказывает помощь украинским властям в области кибербезопасности, в частности, после того, как прядка 70 государственных учреждений Украины подверглись скоординированным кибератакам (Reuters, январь 2022 г.). Кроме того, НАТО поддерживает модернизацию коммуникационных технологий в украинской армии (НАТО, январь 2022 г.). Таким образом, в практическом плане стандарты военного сектора Украины высоки, в ускоренном темпе, в том числе в результате российских угроз, на уровне евроатлантических.

Западное единство, однако, поставлена под сомнение из-за подозрений в том, что Германия действует вразрез с жёсткой позицией в отношении России. Хотя Берлин поддерживает украинскую сторону и осуждает действия Москвы (EuroActiv, январь 2022 г.), это считается недостаточным для предотвращения возможной российской агрессии. Помимо его попыток защитить газопровод Nord Stream-2 от новых санкций, правительство Германии жёстко критикуют за отказ поставить вооружения Украине. Юридические ограничения на экспорт оружия третьим странам, участвующим в военных конфликтах, на которые ссылается Берлин, встречают осуждение со стороны украинских властей. Приводимые Берлином аргументы обесценивает информация о том, что ранее вооружения были проданы Германией некоторым странам Ближнего Востока, открыто или негласно участвующим в вооружённых конфликтах (DW, январь 2021 г.). Это усиливает международное давление на Германию, становящееся суровым испытанием на прочность для правящей коалиции, которая пока демонстрирует общие цели, в центре которых находится налаживание «стабильного диалога по существу» с Россией (Федеральное министерство иностранных дел, январь 2022 г.). Маловероятно, что правительство во главе с канцлером Олафом Шольцем падёт по причине вопросов внешней повестки дня. Тем не менее, разрядка напряжённости на российско-украинской границе является насущной необходимостью, и дальнейшее развитие событий покажет, способно ли новое руководство Германии превзойти успехи Ангелы Меркель в разрешении кризисных ситуаций.

Вместо заключения…

Вероятно, Россия не стала бы накалять ситуацию на границе с Украиной, не будь она уверена в том, что её потери политического и экономического характера контролируемы, а ставки заслуживают таких затрат. Главной ставкой является получение гарантий безопасности и установление нового европейского порядка, а менее важная ставка предусматривает принуждение Украины (предпочтительно руками Запада) к переговорам с сепаратистскими силами Донбасса.

В результате давления со стороны Москвы европейская безопасность переживает глубокий экзистенциальный кризис, поскольку её основы колеблются, а те, кто находится за пределами НАТО, беззащитны и уязвимы. Если европейская безопасность не сумеет включить в себя безопасность Украины, то она рискует обесцениться для стран Евросоюза, не входящих в НАТО. Именно поэтому европейскую безопасность необходимо украинизировать. Под этим подразумевается ликвидация серых зон в Европе и либерализация пространства безопасности в соответствии с национальной волей народов, а не в зависимости от эгоцентризма региональных геополитических гегемонов.

Аналитический материал подготовлен для немецкого Фонда Ханнса Зайделя

Автор: Денис Ченуша (Denis Cenuşa)политолог, эксперт молдавского аналитического центра Expert Group, автор публикаций о Европейском союзе, евроинтеграции и Восточном партнерстве.

Источник: Пресс-Агентство IPN, Молдова

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх