Страх немецких компаний перед новыми санкциями против России

Опрос среди руководителей концернов, проведенный во многих странах мира, показал: нигде страх перед эскалацией обстановки на украинской границе не достигает таких панических размеров, как в Германии. Потому что новые антироссийские санкции больно ударят по многим немецким фирмам. Кроме того, именно они боятся ответных мер России.

После Нового года пряники исчезают с полок супермаркетов и дискаунтеров Германии. Непроданный товар можно купить за полцены рядом с кассами. Это и понятно, пряники в Германии — так называемый сезонный товар. Иное дело в России.

«Там, как и в других восточно-европейских странах, пряничные изделия пользуются спросом круглый год, — объясняет Герман Бюльбеккер (Hermann Bühlbecker), владелец компании Lambertz из Аахена, ведущего мирового производителя рождественского печенья. — Для нас как классического производителя в данном сегменте эти рынки являются исключительно многообещающими. Поэтому они занимают в нашей экспортной политике приоритетные позиции».

Как рассказывает Бюльбеккер, в первую очередь в России его средняя по величине компания значительно расширила свой бизнес за прошедшие десять лет. В 2020 году фирма открыла там собственное представительство. «Теперь же эта успешная основа и перспективы развития бизнеса оказались под вопросом», — говорит предприниматель.

По его словам, перед лицом происходящей сейчас эскалации конфликта вокруг Украины «абсолютно неясно», что произойдет в ближайшие недели и месяцы. Планирование становится практически бессмысленным. «У меня сильные опасения относительно общей ситуации в этом конфликте и возможных дальнейших этапов эскалации — как вообще, так и в частности в том, что касается наших деловых связей в России. Какова будет обстановка для нашей работы там, какие будут цели у нас теперь в России, мы всего этого не знаем».

Он надеется, что все участники процесса приложат все силы для деэскалации конфликта и что разум и понимание простой формулы «война — это не вариант», в итоге одержат верх.

Бюльбеккер — не единственный, кого тревожит нынешняя ситуация. В немецких компаниях ширится страх перед эскалацией украинского кризиса и новым витком санкций.

Об этом свидетельствует опрос среди 100 руководителей немецких компаний, проведенный консалтинговой фирмой EY. Результаты этого опроса имеются в распоряжении газеты Welt. Действительно, Россия — по-прежнему важный торговый партнер, в первую очередь для немецкой промышленности. И именно в последнее время экспортно-импортный товарооборот между двумя странами после долгого застоя вновь стал увеличиваться. Сейчас же он вновь под угрозой.

В рамках своего опроса компания EY опросила 2410 президентов Советов директоров крупных мировых компаний, что они считают сейчас самым большим риском для своих предприятий. 44 % назвали рост геополитической напряженности, конфликты в сфере торговли, протекционизм и санкции. Этот пункт оказался сразу после страха перед последствиями изменения климата.

Однако мнения глав немецких фирм коренным образом отличались от ответов их коллег в других странах. Они рассматривают геополитическую напряженность с огромным отрывом как самый главный риск: 65 % назвали этот пункт, на втором месте оказалась неясность в развитии таких прорывных технологий, как, например, искусственный интеллект. Этот фактор назвали 43 % опрошенных. И лишь за ним следует изменение климата (40 %).

Причина большого страха немецких компаний перед санкциями, по мнению Константина М. Галя (Constantin M. Gall), партнера и руководителя отдела «Стратегия и трансакции» в компании EY по западноевропейскому региону, совершенно ясна. «Мы в огромной степени зависим от свободного доступа к иностранным рынкам и в прошлые годы получали хорошие дивиденды от активности на этих рынках, — говорит он. — Торговые войны, санкции, штрафные пошлины и похожие меры в принципе ставят бизнес-модель Германии как экспортирующей экономической державы под вопрос. Они пагубно влияют, прежде всего, на компании, успешно работающие на мировых рынках».

Самый большой геополитический риск исходит сейчас, конечно, от напряженных отношений с Россией. В том случае, если Москва действительно вторгнется в Украину, ЕС и США заявили, что введут против нее самые жесткие меры. Федеральный канцлер Олаф Шольц (Olaf Scholz) после долгих колебаний дал понять на прошлой неделе, что для него приемлемы любые виды санкций.

Могут быть приняты решения как об отключении России от международной платежной системы SWIFT и закрытии газопровода «Северный поток — 2». Возможны и санкции против отдельных олигархов или политиков.

В свою очередь российское правительство еще не высказалось по поводу того, будет ли оно в таком случае вводить контрсанкции. Но если вспомнить, что произошло после захвата Россией Крыма в 2014 году, то это представляется весьма вероятным.

Тогда Россия отреагировала на западные санкции, закрыв свои границы для сельскохозяйственной продукции из ЕС, в результате чего этот экспортный рынок практически оказался недоступен для немецких фирм.

Особенно больно это ударило по немецким молокозаводам, для которых Россия как зона сбыта для молока, сливок, сыра, масла и т. д. была одним из важнейших рынков. Но бизнес и остальной пищевой промышленности, экспортирующей сейчас в Россию товаров на 900 миллионов евро в год, составляет лишь малую толику прежних показателей. Хотя совсем нить не оборвалась.

«Мы достигли определенной степени сотрудничества, хотя и на низком уровне», — говорит Кристоф Минхофф (Christoph Minhoff), главный управляющий Федерального объединения Немецкой пищевой промышленности. Поэтому новые санкции станут ударом по отдельным областям пищевой отрасли. Но и он надеется на понимание того, что разумно не прерывать торговые отношения.

В целом Россия как рынок сбыта для немецких продуктов после введения эмбарго в 2014 году спустилась с 10-го на 13-е место. В 2020 году немецкие фирмы поставили в Россию товары на сумму в 23 миллиарда евро. 6,1 миллиарда из них приходятся на машины, аппараты и механические приборы. Экспорт автомобилей и сельскохозяйственных машин, а также электротехнических изделий оценивается в 5,1 миллиарда евро.

Немецкое машиностроение также весьма озабочено дальнейшей эскалацией и соответственно возможными санкциями, о чем свидетельствует информация, поступающая из отрасли. Ведь Россия стоит на девятом месте в экспортной статистике главной отрасли немецкой экономики.

В первых трех кварталах 2021 года в Россию было экспортировано машин и производственных линий почти на 4,2 миллиарда евро. Это на 2,2 % больше, чем в тот же период прошлого года и соответствует доли в 21,3 % от общего экспорта Германии в Россию с января по сентябрь.

Россия в свою очередь экспортирует в Германию преимущественно сырье. 16,1 миллиарда евро из общего экспортного объема в 21,5 миллиарда пришлись в 2020 году на минеральное топливо, то есть на нефть и газ.

Экспорт в денежном выражении заметно увеличился в 2021 году благодаря росту цен на сырье. На конец ноября 2021 года объем российского экспорта в Германии составлял 29,9 миллиарда евро — это на треть больше, чем во всем предыдущем году.

Но и немецкий экспорт в Россию в последнее время заметно возрос. На конец ноября в денежном выражении он составлял 24.6 миллиарда евро. А так как в декабре никакого спада не было, то 2021-й можно расценивать как лучший год для немецких экспортеров в торговле с Россией с 2014 года.

Таким образом, новые санкции и контрсанкции затронут сферу внешней торговли, которая только начала вновь налаживаться и имеет хорошие перспективы на дальнейшее развитие. «Поэтому в наших самых насущных интересах постараться добиться деэскалации, искать решения и в то же время продолжать пропагандировать идею необходимости свободной торговли», — говорит шеф компании EY Галь.

Авторы: Карстен Дириг , Фрэнк Стокер

Источник: Die Welt, Германия

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх