Кремлёвский ультиматум или мордобой? И что все таки в финале?

Слева направо: заместитель министра обороны России генерал-полковник Александр Фомин, заместитель министра иностранных дел Российской Федерации Сергей Рябков и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг встречаются во время Совета Россия-НАТО в штаб-квартире Альянса в Брюсселе, Бельгия, 12 января 2022 года. © Оливье Хосе, AFP

С момента оглашения МИД России требований о гарантиях безопасности минул почти месяц. После волны возмущения, обсуждение этих требований в прессе и Сети довольно скоро свелись к вангованию насчет различных вариантов размена между заявленными сторонами, причем нередко далекими от содержания самих требований. Интересно, что абсолютное большинство авторов публикаций строят свои рассуждения на императиве о стремлении россиян навязать США и НАТО свою переговорную позицию. Между тем, это явное заблуждение, либо нежелание трезво смотреть на факты.

Хотя сами россияне стараются поддержать видимость какого то переговорного процесса или консультаций, их требования по форме и по сути — ультиматум. Они не употребляют этого слова, американцы и европейцы тоже стараются его избегать, но «если что то крякает, как утка, и ходит, как утка, то это утка и есть», как говорят англичане. Это ультиматум, предложение, которое можно конечно и пообсуждать, но в итоге нужно либо принять, либо от отклонить, без вариантов. Очевидно, что исполнение этого ультиматума радикально изменит всю евроатлантическую архитектуру безопасности и опустит (или возвратит) США на уровень региональной державы. Единственное отличие этого ультиматума от своих предшественников — лишь в размытых сроках его исполнения. Но вряд ли это должно внушать иллюзии. Из каких то соображений, россияне пока поддерживают видимость консультативного процесса — возможно ради того, чтобы создать комфортные условия для администрации Байдена, которой в случае «отступления» предстоит нелегкий разговор дома, возможно есть и другие причины. Но россияне ясно дали понять, что долго ждать ответа они не намерены и что если ответ будет отрицательным, наступят последствия, «военные» и военно-технические». Последний похожий ультиматум был выдвинут Германской империей в отношении Российской империи 31 июля 1914г. Чем это закончилось всем известно. Разве что сейчас есть некоторый повод для оптимизма — в том, что анонсированная война вряд ли перерастет в ядерную и вряд ли продлится 4 года.

Любой ультиматум — это диктат сильного слабому. Разумеется, Соединенные Штаты, исполнявшие последние 30 лет роль всемирной империи, слабыми себя не считают и тем более не готовы сейчас это признать. Поэтому консультации в Женеве предсказуемо закончились вчера ничем. Более того, американцы попробовали сыграть на повышение ставок — вчера же Столтенберг заявил о готовности НАТО к войне с Россией.

Правда он тут же добавил, что воевать не хотелось бы. Оно и понятно. Даже до Столтенберга уже дошло, что начни русские первыми — драки не будет, будет мордобой.

Уже очевидно, что Россия впервые в своей истории получила превосходство в ударных неядерных вооружениях, близкое к абсолютному. Здесь русские не блефуют, да это и не в их стиле. Очевидно также, что они полны решимости использовать полученное преимущество в своих целях. Поэтому остался по сути один единственный важный вопрос, ответ на который пока не ясен: решаться ли русские применить силу первыми или дальше угроз не пойдут. Цирконы, которые не взлетят, американцев не пугают, и не заставят их уйти из Европы.

Если русские не пойдут дальше угроз, финал нынешнего противостояния довольно предсказуем, хотя он наступит и не скоро. Запад пойдет привычным путем проволочек и частичных уступок, одновременно наращивая санкционное давление, вплоть до удушающего эмбарго. Россия, даже вместе с Китаем, долго не выдержит невоенного противостояния с Западом. Да и долго ли Китай останется с Россией, если поймет, что она не способна зайти дальше угроз? В этом раскладе роль и место Украины более менее понятны.

Совсем иначе все сложится, если русские демонстративно испробуют свои новые вооружения на .. ну вообщем, не на нас с вами.

В этом случае американцы будут вынуждены уступить. Очевидно, что они выведут свои войска из Европы — после удаления оттуда ядерного оружия им там просто нечего делать. Наверняка они постараются максимально затянуть этот процесс, надеясь, что за это время Пентагон сумеет восстановить военный паритет с Россией создав/купив/украв соответствующие технологии. Но это вряд ли окажется ему под силу. Такие технологии не создаются гениальными одиночками, тут работают даже не школа — школы. Их у американцев просто нет, нет их и в Европе. Купить или украсть их тоже практически негде. Но даже если бы такое случилось, понадобились бы годы для того, чтобы создать, испытать и поставить на вооружение соответствующие образцы, а также насытить ими войска. Все это русские уже сделали и сомнительно, что они станут просто так наблюдать за тем, как янки их догоняют.

Дальнейшее развитие событий в этом случае пока достаточно сложно себе представить, но можно уже сейчас обозначить некоторые последствия.

В отличие от США и ЕС, Россия своего глобального проекта не имеет. Более того, не желает иметь, пока что. Россия видит мир многополярным, эта позиция русскими доктринально закреплена и вряд ли тут что то сразу изменится. Следуя этой доктрине, они быстро возвратят США в рамки региональной державы и предьявят им к оплате некоторые счета. Даже если Россия не выдвинет США новых требований, американцам скорее всего придётся свернуть свое военное присутствие и в тихоокеанском регионе тоже — у них просто не станет средств его там поддерживать. Хаос, который уже сейчас нарастает в США, имеет шансы многократно усилится и борьба с ним, наравне с необходимостью аккуратно выплачивать долги, нарисованные русскими, займёт все свободное время американцев на ближайшие полвека, если не более.

Смешно, но от такого развития событий вполне могут выиграть наши «соросята». Для них откроется огромный рынок и появится шанс поработать с «преподавателями» на их территории. Причём на фоне доморощенных всяких BLM наши соросята однозначно будут выглядеть на голову выше и наконец то, возможно, сделают что то полезное.

Наверняка сохранится ЕС, ни Россия, ни Китай против этого не возражают. Им нужен этот потребительский рынок и музей под открытым небом. К власти в ЕС и крупнейших странах Европы предсказуемо придут правые консерваторы, избиратели не простят нынешним шалопаям эпического краха надежд, а тех, кто сумеет пропетлять на выборах, победители просто люстрируют. Россияне возьмут под контроль крупнейшие европейские компании и банки, по братски (или по справедливости) поделив эту ношу с китайцами. Поделят с ними и экономические зоны влияния ЕС в странах третьего мира. Тут Боррель на днях болтанул, что зоны влияния — это отвратительно, так его от них и отвратят. Совершенно непонятно, за счет кого в «том мире»будет выживать Англия, но ее проблемы вряд ли вообще кого то взволнуют.

Положение нашей страны в этом раскладе может оказаться не таким уж мрачным, если конечно нас не пригласят обратно в «братскую семью народов». Такой вариант полностью исключить нельзя, но все же пока он выглядит маловероятным. Физическая реинтеграция Украины (и неизбежно в таком случае Белоруси) означала бы создание СССР 2.0, чего русская правящая элита явно не желает. Кроме того, реинтеграция территорий повлечет для России расширение поля социальной ответственности (на десятки миллионов душ), чего русские не желают еще больше. Кремлю по душе американская модель — влиять без обязательств, так что независимость мы скорее всего сохраним. Разумеется, влияние россиян на все стороны нашей жизни неимоверно возрастет, но сохраняя демократические институты власти, мы сумеем это влияние со временем уравновесить, сохранив и свою идентичность во всех смыслах этого слова. Позитивно в этом случае выглядят шансы на некоторое восстановление нашей экономики — хотя бы потому, что к нам вернется ряд естественных преимуществ, искусственно нивелированных в последние годы усилиями России. Донбасская эпопея тоже завершится — русским не станет смысла отторгать две полуобласти от страны, где и так «усе данбас» в их представлении.

Разумеется, такой поворот событий поставит перед нами огромное количество вопросов, но два из них пожалуй стоит отметить особо.

Первый — что станет с долларом? Позволят ли русские ФРС умереть своей смертью или поддадутся соблазну порулить валюткой? Такой вариант вполне не исключен, против него вероятно не будут возражать Китай и ЕС (хотя европейцев вряд ли станут спрашивать). В любом случае, нашим властям не мешало бы обдумать возможные действия и подготовиться к такому повороту событий.

Второй — что станет с оружием и прочим военным имуществом, которые американцы однозначно оставят в Европе? (кроме ядерных, разумеется). Тут возможны варианты. И не последний из них — создание на базе этого “барахла” европейской армии. Эта идея давно занимает умы европейских элитариев, главным образом французов и итальянцев, да и немцы не то чтобы против. Но создание этой армии требовало громадных вложений в вооружения и инфраструктуру. Как их распределить среди членов ЕС и как потом поделить их участие в командовании? В этих и других вопросах военного строительства члены ЕС так и не смогли договориться между собой; кроме того, по мнению ряда стран, присутствие в Европе американского «гарнизона» делало саму идею европейских вооруженных сил избыточной. Уход американцев все изменит радикально, а инфраструктура и огромная масса вооружений просто свалятся европейцам на голову. Это неплохая «плюшка», например для Франции. Вне сомнений, что она станет играть первую скрипку в европейских вооруженных силах, хотя бы потому, что французкая армия ныне единственная среди армий Старой Европы признаётся боеспособной в целом. Россиян создание общеевропейской армии тоже может вполне устроить — реальной угрозы она им не составит, они просто не допустят до этого, зато единую военную организацию легче проконтролировать. Кроме того, России придётся считаться с тем, что в условиях краха натовской системы безопасности, новым правителям ЕС просто необходимо будет предъявить напуганным избирателям какую то новую модель, и тут у них практически не будет других вариантов. Украине это может оказаться полезно в том смысле, что развертывание таких сил, причём в довольно короткие сроки, наверняка сформирует запрос на значительное количество военных кадров, в том числе среднего командного звена. Служить в армии европейцы в целом отвыкли и сомнительно, что захотят привыкать, а быстро подготовить там большое количество кадров вообще нереалистично. Здесь вполне могут быть востребованы наши военные, некоторую конкуренцию им способны будут составить разве что поляки. Но в отличие от наших, польские военные не имеют боевой «обкатки», кроме того, продвижению поляков в командный состав европейской армии скорее всего воспротивятся россияне.

Так оно все будет или не совсем — мы узнаем довольно скоро, пока же ясно одно. Любой ультиматум по факту крайне затрудняет маневр для обеих сторон. Тот, кто его внес, словно как поставил монетку на ребро. А на ребре она, как известно, долго не держится.

Вадим Днипро

Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов в рубриках «Блоги» и «Статьи». Мнение редакции может отличаться от авторского.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх