Исчезающий вид

Жизнь журналистов по-прежнему полна опасностей, причем не только в авторитарных государствах …

535 – это число года для мировой медиасферы. В 2021 году при выполнении своих профессиональных обязанностей погибло 46 журналистов, политических блогеров и других представителей прессы, а 489 работников средств массовой информации частично или полностью провели год за решеткой. Суммарно – это 535 человек. В ежегодном отчете организации «Репортеры без границ» сообщается, что в течение этого года количество арестов возросло на 20 процентов и достигло максимального уровня, начиная с 1995 года. Согласно подсчетам, за прошедшие 20 лет более 1600 журналистов поплатились жизнью за свою работу, причем большая часть жертв приходится именно на последнее десятилетие. Возможно, это количество ничтожно мало по сравнению с миллионами погибших вследствие недавних военных действий. А может, и нет, ведь не стоит забывать, что люди этой профессии распространяют информацию и существенно влияют на формирование общественного мнения. И делают это, как правило, в духе либеральной демократии.

Самое резонансное событие 2021 года произошло в воздушном пространстве северо-восточной Европы. В середине мая самолет авиакомпании Ryanair должен был доставить из Афин в Вильнюс белорусского политического блогера в изгнании Романа Протасевича. Однако незадолго до посадки, еще во время полета над Беларусью, самолет вдруг резко развернулся. Якобы из-за угрозы взрыва. Лайнер направился в Минск в сопровождении белорусского истребителя, а в аэропорту сотрудники Комитета государственной безопасности надели наручники на Протасевича. Это история, в которой угон неумело попытались выдать за необходимую меру безопасности. После нескольких дней пыток в тюрьме с поспешно загримированными следами от побоев Роман Протасевич появился на государственном телевидении в качестве «нового сторонника» диктатора Александра Лукашенко.

Границы между классической журналистикой и политическим активизмом становятся все более размытыми

Этот случай не только показывает, насколько бесчеловечно могут действовать авторитарные режимы. Он демонстрирует еще и то, что границы между классической журналистикой, информирующей о происходящем и пытающейся объективно оценить то или иное событие, и политическим активизмом становятся все более размытыми. Ведь Протасевич не только транслировал через свои каналы информацию, но и организовывал политические протесты. В Германии это называют позиционированием, во многих других странах считают терроризмом.

Не полностью идентичные, но в большинстве вполне сопоставимые образцы бесчеловечного отношения к журналистам можно найти и в других странах, демонстрирующих свое токсичное отношение к свободе прессы и слова на структурном уровне: Китае, Мьянме, Вьетнаме, Саудовской Аравии и многих других. Не следует при этом забывать и о многих регионах, охваченных войнами или кризисами, например, Афганистане, Сирии, Ливии и Йемене.

Журналисты подвергаются опасности не только в обычно подозреваемых странах, но и в тех, которые пока в этот список не попали. Например, в Мексике. В этой самой крупной демократической стране Центральной Америки постоянно гибнут или навсегда исчезают журналисты. В 2021 году в Мексике было убито больше журналистов, чем в Афганистане. Это связано в первую очередь с жестоким господством наркокартелей. Но и президент Лопес Обрадор, избранный как левый реформатор, за первые три года своего правления не стал защитником прессы. Напротив, он часто критикует средства массовой информации, нередко балансируя на грани серьезных ущемлений свободы слова.

Масштабные атаки на свободу прессы докатились и до ЕС

Тем временем масштабные атаки на свободу прессы докатились и до ЕС. В октябре 2017 года на Мальте от взрыва бомбы с дистанционным устройством погибла журналистка-расследовательница Дафне Каруана Галиция. Несколько месяцев спустя были буквально казнены словацкий журналист Ян Куцяк выстрелом в грудь и его невеста – выстрелом в голову. Оба журналиста расследовали коррупционные связи между членами правительства и бизнесменами. В июле 2021 года в Амстердаме предположительно киллером наркомафии был застрелен один из лучших нидерландских журналистов Петер де Фриз. Правда, пока враги свободной прессы в странах ЕС прибегают к таким средствам редко. Значительно чаще вместо киллеров они пытаются заткнуть рот неугодным журналистам с помощью адвокатов, специализирующихся на законодательстве в области СМИ.

То, что критически настроенные журналисты и политические блогеры во многих странах все чаще попадают под огонь, является отражением более серьезной политической тенденции. Она заключается в растущем распространении популистских и/или авторитарных режимов во многих частях света под прикрытием демократической легитимности или без нее. Руководство таких государств крайне раздраженно реагирует не только на фундаментальную политическую критику, но и на разоблачения, связанные с коррупцией и непотизмом. Нередко в этом замешана и организованная преступность.

Власти крайне раздраженно реагируют не только на фундаментальную политическую критику, но и на разоблачения, связанные с коррупцией и непотизмом

С годами четвертая власть стала сильнее, и поэтому сильным мира сего и подозреваемым в темных делах жить стало сложнее. Но приблизительно с 2002 года средства массовой информации поразил гигантский структурный кризис: реклама, на которую у них была своеобразная монополия в эпоху печатных изданий, с наступлением эры цифровых технологий ушла к другим производителям услуг, не занимающимся журналистикой, – прежде всего, Google, Facebook и крупным интернет-порталам. Большинство медиа отреагировало на резкое падение оборота сокращением штатов и потерей тематической глубины. Однако некоторые занялись оттачиванием своего профиля и созданием образцовых журналистских проектов, преимущественно в форме разоблачений в результате журналистских расследований.

То, что в 2014 году началось со скандала, связанного с финансовыми и налоговыми махинациями, под названием Luxembourg Leaks, нашло свое продолжение в 2016 году в истории с Panama Papers и Paradise Papers и достигло кульминационной точки в октябре 2021 года, когда произошла крупнейшая утечка информации о налоговых оазисах и их бенефициарах под названием Pandora Papers.  В «клуб лиц, уклоняющихся от уплаты налогов», попали бывший премьер-министр Чехии Андрей Бабиш, президент Украины Владимир Зеленский, а также другие влиятельные или правящие персоны из Азербайджана, России, Иордании, Великобритании, Кипра и Кении. Усилиями Международного консорциума журналистов-расследователей, объединяющего 280 журналистов из свыше 100 стран, удалось вскрыть, если не уничтожить, международное «финансовое болото».

Журналисты воспользовались преимуществами глобализации, создав свою всемирную сеть

Следовательно, представители медиа, по крайней мере ее элита, воспользовавшись преимуществами глобализации, создали свою всемирную сеть. Но на национальном и региональном уровнях журналисты также остаются неугодными «копателями», освещающими общественное недовольство и разоблачающими политические и экономические скандалы. При этом им необязательно лично встречаться со своими источниками или бегать от одного информатора к другому, как это показано в знаменитом фильме «Вся президентская рать» (1976), где Роберт Редфорд, он же Боб Вудворд, и Дастин Хоффман, он же Карл Бернстейн, словно разносчики пиццы, вынуждены бегать от двери к двери или встречаться с «глубоко законспирированными анонимными источниками информации» в потайных закоулках подземных гаражей. В постуотергейтскую эпоху журналисты предпочитают использовать цифровые каналы передачи информации с максимально надежным шифрованием.

Многие правительства и их службы безопасности пытаются всеми силами противостоять этой умелой тактике редакций, занимающихся расследованиями. И некоторые предприятия охотно предлагают им свои услуги. Например, израильская фирма NSO. Бестселлер ее продаж – шпионское программное обеспечение Pegasus – дает возможность отслеживания процессов коммуникации в смартфонах. О существовании этого шпионского ПО стало известно общественности еще в 2016 году, но только в июле 2021-го Amnesty International добилась ожидаемого резонанса, опубликовав исследование о Pegasus. Выяснилось, что эта программа шпионского слежения использовалась не только в недемократических странах за пределами Европы, но и в Венгрии, причем не в последнюю очередь против журналистов-расследователей. Pegasus применяется и Федеральной разведывательной службой Германии, правда, точная цель и масштабы остаются пока что под секретом.

И все же 2021 год подарил нам луч надежды. В начале декабря журналистка-расследовательница из Филиппин и соучредительница новостного интернет-сайта Rappler Мария Ресса, а также редактор российской «Новой газеты» Дмитрий Муратов стали лауреатами Нобелевской премии мира. «Новая газета» остается одной из немногих независимых и критикующих правительство изданий в России. В лице Рессы и Муратова премия символически была вручена всем тем, кто принадлежит к «исчезающему виду» журналистов. Это широкий жест, призванный продемонстрировать: «О вас помнят!»

Но за политикой символических жестов Нобелевской премии мира должны последовать реальные дела. Насколько качнется маятник в пользу судеб отдельных критически настроенных журналистов, скорее всего, будет зависеть не от моральных императивов, а от законов земного притяжения в области геополитики.

Автор: Профессор, д-р Лутц Фрюбродт (Lutz Frühbrodt)журналист и экономист. Он руководит магистерской программой по специализированной журналистике и корпоративным коммуникациям Университета прикладных наук Вюрцбург-Швайнфурт.

Источник: IPG-Journal, Германия

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх