Как остановить климатическое фиаско

БЕРЛИН. Состоявшаяся в ноябре Конференции ООН по изменению климата (СОР26) стала мировым фиаско. И самый главный провал практически все собравшиеся в Глазго не заметили. Нынешняя система борьбы с изменением климата, представляющая собой набор экономических, политических и социальных мер, не подходит для достижения наших глобальных целей.

Чтобы пояснить этот системный провал, воспользуемся аналогией. Микрорайону, в котором вы живёте, грозит приближающийся лесной пожар. Борьба с этим кризисом требует мобилизации различных противопожарных и чрезвычайных служб, а также участия бизнеса и местных жителей в защите имущества. Но все эти заинтересованные стороны не сотрудничают между собой. Некоторые граждане приносят вёдра воды. Некоторые предприниматели передают в дар огнетушители. Часть местных жителей организует протесты против предлагаемой обязательной эвакуации. Тем временем местные политики проводят заседание мэрии, выпрашивая у различных сторон обещания, которые никто не обязан выполнять. Сумма этих обещаний едва позволяет сохранить надежду, что ваш район останется в безопасности.

Такова сегодня наша ситуация с изменением климата. Фундаментальная проблема в том, что действующая система не предназначена для того, чтобы обеспечивать результаты, соответствующие поставленной в Парижском климатическом соглашении 2015 года цели – не допустить глобального потепления выше 1,5º по Цельсию относительно доиндустриальных уровней. Если обещания, содержащиеся в Климатическом пакте Глазго, будут выполнены (а это большое «если»), мир окажется на траектории роста температуры на 2,5-2,7ºC к концу века. Это будет катастрофой.

Наша экономика запроектирована как машина для максимального наращивания ВВП, наш бизнес стремится максимально повысить свою стоимость для акционеров, а наши политики стараются максимально увеличить поддержку избирателями. Наши общества накрывают волны консюмеризма, национализма, популизма и экологических движений. В этой системе экономическое процветание и политический успех оказались оторваны от социальной стабильности и здоровья окружающей среды.

В условиях такого системного фиаско нам не стоит особо воодушевляться примерами успешного зелёного бизнеса и инвесторов, которые декарбонизируют свои инвестпортфели. Если государство не будет требовать, чтобы все фирмы были экологически ответственными, зелёный бизнес некоторых компаний позволит остальным действовать экологически неустойчиво. Борьба с изменением климата требует сознательного сотрудничества между бизнесом и государством.

К счастью, мы уже знаем, что нужно сделать, чтобы достичь необходимой коллективной мобилизации и прекратить нынешнее климатическое фиаско. Руководители должны соблюдать сформулированные покойным лауреатом Нобелевской премии Элинор Остром ключевые принципы эффективного управления общим достоянием.

Во-первых, абсолютна необходима общая цель и идентичность. Сдерживание глобального потепления – это всегда глобальная цель: выбросы парниковых газов в любой точке планеты влияют на людей на всей планете. Именно поэтому нам нужно формировать чувство общей идентичности, сплочённой этой целью. Между тем, переговоры на СОР26 были структурированы таким образом, что они сталкивали между собой национальные интересы, а не способствовали формированию общего чувства единого человечества, которое коллективно стремится защитить нашу планету.

Второй ключевой принцип – издержки и выгоды климатических действий должны распределяться таким образом, чтобы всем сторонам в конечном итоге стало лучше. Большинство экспертов согласны, что эффективная декарбонизация потребует введения глобальной платы за углерод, отвечающей целям Парижского соглашения. Каждая тонна углекислого газа причиняет одинаковый ущерб природе вне зависимости от того, где произошёл выброс этой тонны, поэтому в теории было бы разумно, чтобы плата за углерод была для всех одинаковой. Такой подход позволил бы решить проблему «углеродной утечки», которая начинается, когда сокращение выбросов CO2 в одной стране приводит к увеличению выбросов в другой стране, где плата за углерод ниже. То же самое касается и бизнеса.

Однако введение глобальной платы за углерод – например, в виде углеродных налогов или торговли квотами на выбросы – может оказаться социально неприемлемым. Для бедноты и среднего класса повышение цен на углеродоёмкие товары и услуги может стать проблематичным, при этом из-за спада занятости в углеродоёмких отраслях трудящиеся могут остаться без рабочих мест, а местные жители без экономической базы. Конференция СОР26 не была спланирована так, чтобы обеспечить социальные условия для эффективных климатических действий.

В-третьих, успешные климатические действия требуют справедливого и инклюзивного принятия решений, когда все заинтересованные стороны участвуют в тех решениях, которые влияют на них. Многие отмечали, что в переговорах на конференции СОР26 не участвовали те, кто больше всего пострадает от надвигающейся климатической катастрофы, при этом люди, обладающие властью (зачастую это привилегированные белые мужчины в возрасте), корыстно заинтересованы в том, чтобы подобное положение дел сохранялось.

Такой подход игнорирует тех, кто больше всего страдает от глобального потепления – обычно это молодёжь из развивающихся стран и маргинализированных культур. Между тем, именно они нередко обладают глубинным, локальным знанием и, что самое главное, пониманием неотложности климатических действий, возникшим из-за очевидных перспектив столкнуться с последствиями изменения климата.

Есть ещё несколько принципов, которые являются ключом к эффективной борьбе с глобальным потеплением. Измерение и предоставление отчётности о достигнутых результатах, год за годом, позволят отслеживать выполнение согласованных действий. Кроме того, будет нужна шкала вознаграждений за полезные действия и шкала наказаний за неполезные действия.

Борьба с климатом потребует создания быстрых и справедливых механизмов урегулирования конфликтов при участии пользующихся доверием, непредвзятых посредников. Право на самоуправление – через принцип субсидиарности – должно быть признано на наднациональном уровне во всех международных организациях и на всех международных площадках.

Наконец, нам нужно полицентрическое управление. Органы международного, национального, регионального и местного управления должны взаимодействовать для заключения соглашений и контроля за их последовательным соблюдением.

На конференции СОР26 было предпринято мало (если не сказать, вообще никаких) попыток удовлетворить эти требования. Правительства не договорились о том, как измерять выбросы парниковых газов; не появилось международно признанных механизмов отчётности. Нет системы поощрений и наказаний за результаты борьбы с изменением климата на национальном уровне, поскольку рекомендации СОР26 не являются юридически обязывающими. У мира не появилось быстрых и беспристрастных механизмов урегулирования конфликтов, возникающих из-за климатических действий. И хотя суверенные полномочия государств признаются, отсутствие полицентрической системы управления означает, что климатическая политика, начиная с международного уровня и заканчивая местным, остаётся противоречивой, непоследовательной, отодвинутой на второй план.

Разумеется, выполнение всех этих требований – это трудная задача, которую нельзя решить в одночасье. Но следующее поколение вправе ожидать от нас попытки создать необходимые социальные, экономические и политические условия для успешных климатических действий.

Автор: Деннис Дж. Сноуэрпрезидент Global Solutions Initiative, профессор Школы управления Херти в Берлине, старший научный сотрудник Школы государственного управления им. Блаватника при Оксфордском университете, научный сотрудник Института Брукингса и почетный президент. Кильского института мировой экономики.

Источник: Project Syndicate, США

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх