Новый министр внутренних дел Германии Нэнси Фезер

Катастрофа 2011 года в Фукусиме сформировала негативное отношение в японском обществе к ядерной энергетике. Поможет ли избавиться от угля новый источник энергии, на котором настаивает правительство страны? Активисты напуганы.

Роскошный осенний день. Я гляжу с холма на Токийский залив. Со мной Такао Саики, джентльмен лет семидесяти с небольшим. Всегда учтивый и спокойный, сегодня Саики-сан сердится.

«Это просто смехотворно!» — восклицает он на безупречном английском.

Причина, вызвавшая его возмущение, — гигантская конструкция, перекрывающая вид на залив. Это — строящаяся угольная ТЭС мощностью 1,3 млн киловатт.

«Не понимаю, почему мы продолжаем жечь уголь, чтобы получать электроэнергию! — негодует Рикуро Судзуки, третий участник нашей маленькой компании и друг Такао Саики. — Одна эта станция будет выбрасывать в атмосферу семь миллионов тонн двуокиси углерода в год».

Резоны моих знакомых очевидны. Но способна ли Япония (на фоне всемирной озабоченности негативным влиянием угольной энергетики на климат) не наращивать, а сократить потребление этого вида топлива?

Так почему снова уголь? Ответ на этот вопрос — ядерная катастрофа 2011 года в Фукусиме.

В 2010 году около трети энергии в стране давал мирный атом. Планировалось строительство новых станций. Но после тяжелой аварии на одной из них все японские АЭС были остановлены.

Спустя 10 лет их большая часть по-прежнему законсервирована, и предложения о перезапуске вызывают в обществе сильное сопротивление.

ТЭС на природном газе заработали с полной нагрузкой. Но, как недавно убедилась и Британия, газ дорог.

Такао Саики и Рикуро Судзуки выступают против угольной энергетики
Подпись к фото,Такао Саики (справа) и Рикуро Судзуки выступают против угольной энергетики

Поэтому правительство решило построить 22 новые ТЭС на дешевом угле, поступающем из Австралии. С точки зрения экономики, это правильно. Но не с позиций экологии. Международные борцы с изменениями климата наращивают давление на японские власти.

«Не исключено, что инвестиции японских энергетических компаний в угольные ТЭС в итоге придется списать по графе «Убытки», — говорит эксперт в этой области профессор Томас Кабергер из Технического университета Чалмерса в шведском Гётеборге. — Это отразится на банках и пенсионных фондах и может стать серьезной проблемой для Японии».

В отличие от Европы, делающей ставку на возобновляемую энергию ветра и солнца, в Японии считают самым перспективным направлением водород и аммиак, при сжигании которых не образуется углекислый газ. В конструкцию ТЭС закладывается техническая возможность перехода на новое топливо.

Но амбиции японского правительства идут дальше. Там мечтают сделать Японию первой в мире «водородной экономикой».

И тут вступает в дело автогигант Toyota.

"Тойота Мирай" - первая электрическая модель концерна без вредных выхлопов
«Тойота Мирай» — первая электрическая модель концерна без вредных выхлопов

В другой приятный солнечный денек я отправился на новенькую водородную автозаправку в центральной части Токио. Уселся на кожаное сиденье «Тойота Мирай», роскошного седана размером с большой «Лексус», нажал кнопку «Старт» и плавно выкатил на улицу.

Машина легка в управлении, движется бесшумно, и единственный оставляемый ей след — небольшие лужицы воды на асфальте.

«Мирай» значит по-японски «будущее». Это первая «Тойота» без вредных выбросов. На ней установлен электродвигатель, но, в отличие от других электромобилей, нет тяжелых батарей под полом. Вместо них — топливный элемент под капотом и баки с водородом под задним сиденьем.

В топливном элементе водород смешивается с кислородом, при их сжигании вырабатывается электричество. Та же технология использовалась для энергоснабжения кораблей «Аполлон» во время лунных миссий.

Пока многим это кажется странным выбором. Водородный двигатель стоит дороже и устроен сложнее, чем батареи. Известный поборник электромобилей Илон Маск назвал идею глупой.

Это не так, возражает глава PR-отдела Toyota Хисаси Накаи. По его словам, концерн собирается оснащать водородными двигателями не только автомобили.

«Я знаю, что существуют разные мнения, — говорит он мне. — Но мы верим в эффективность и перспективы водорода как источника энергии, сводящего к нулю вредные выбросы. Мы продолжим совершенствовать эту технологию, чтобы извлечь из нее максимум возможного».

По словам Хисаси Накаи, Toyota планирует будущее, в котором водородные топливные элементы будут работать повсюду — в домах, в офисах, на предприятиях. И стремится идти в авангарде создания этого «водородного общества».

Здесь мы подходим к главному вопросу: где Япония собирается брать водород в таких количествах?

Ответ заключается в словах «голубой водород».

Угольные терриконы рядом с ТЭС в Хекинане на острове Хонсю
Угольные терриконы рядом с ТЭС в Хекинане на острове Хонсю REUTERS

Добыча водорода из воды с использованием энергии из возобновляемых источников дает нам так называемый зеленый водород. Процесс гидролиза (разделения H2O на водород и кислород) известен давно, но пока слишком дорог для применения в промышленных масштабах.

На сегодняшний день большая часть водорода извлекается из природного газа и того же угля. Это стоит дешево, но в результате образуется масса углекислого газа. Но если улавливать его, связывать и закапывать, можно получить желанный голубой водород.

Именно этим японцы и намерены заняться.

В этом году Япония и Австралия начали строить в Латроб-Валли в австралийском штате Виктория предприятие по переработке лигнита (бурого угля) в водород, который затем будет охлаждаться до температуры -253 градуса Цельсия, перекачиваться в жидком виде на специальное транспортное судно и доставляться в Японию.

А что произойдет с попутно образующимся углекислым газом? Пока он будет уходить в атмосферу, но участники проекта обещают в будущем улавливать его и хоронить на океанском дне.

Активные участники кампании борьбы с изменением климата в ужасе от этого плана. Они говорят, что технология не отработана, и все кончится тем, что Япония несколько десятилетий будет добывать и сжигать дополнительное количество бурого угля.

По мнению профессора Кабергера, самая слабая сторона проекта — экономическая.

Новые угольные станции возводятся в Японии ускоренными темпами
Новые угольные станции возводятся в Японии ускоренными темпами

«Технически это возможно, но использовать органическое топливо для получения водорода с последующим захоронением отходов всегда будет дороже, чем жечь его привычным способом, — указывает он. — Между тем во многих местах планеты себестоимость электроэнергии из возобновляемых источников уже сейчас ниже, чем вырабатываемой на традиционных ТЭС».

Кабергер считает, что японское правительство выбрало голубой водород в качестве основной стратегии десять лет назад, когда ветряные и солнечные станции были экономически менее эффективны, чем теперь, и сейчас находится в плену собственного решения.

«Японские компании нуждаются в дешевой энергии, чтобы быть конкурентоспособными, и они нуждаются в «чистой» энергии, чтобы не оказаться международными изгоями. Промедление может обойтись им дорого», — полагает эксперт.

Тем временем стройка не берегу Токийского залива идет полным ходом. Станция должна вступить в строй в 2023 году. Срок ее эксплуатации рассчитан на 40 лет.

«Мне стыдно за Японию, — говорит присоединившаяся к нашей прогулке по склонам холма 21-летняя активистка Хикари Мацумото. — Я раздосадована. В других странах молодежь протестует на улицах, а наш народ спокоен. Мое поколение должно наконец высказаться».

Руперт Уингфилд-Хейз

ВВС

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх