Исчезающие виды животных смогут оплатить свою защиту

ПРАГА / НАЙРОБИ. Не так далеко время, когда мы сможем выдавать индивидуальный цифровой паспорт диким животным, чей вид находится под угрозой исчезновения. На сегодня экономическая ценность этих животных сводится к ценности их (переработанных) частей тела. Если же дать им цифровой кошелёк, который будет привязан к их паспорту, и возможность тратить деньги на собственную защиту, это помогло бы улучшить их жизнь и повысить шансы на выживание.

Человекообразные обезьяны, в том числе гориллы, шимпанзе и бонобо, являются идеальными первыми кандидатами на использование «Межвидовых денег» (IM). На сегодня выжили всего лишь 700 тысяч наших ближайших эволюционных родственников, и их число резко сокращается: представьте себе население, эквивалентное населению города Вашингтона, которое разбросано по лесам вдоль грязных дорог или рядом с тысячами изолированных, бедных и быстро растущих деревень. Люди и крупные обезьяны не очень хорошо уживались в промышленный век, но мы можем улучшить ситуацию в постиндустриальную эпоху.

Мы предлагаем начать с орангутангов. В живых сейчас осталось всего 120 тысяч этих умных, красных обезьян, которые обитают в лесах на островах Суматра и Борнео. Хотя с 2000 года на их защиту был потрачен $1 миллиард, за тот же период погибли более 100 тысяч орангутангов из-за вырубки лесов, травли и убийств. Ситуация могла бы быть хуже – без усилий, направленных на их защиту, погибли бы примерно 135 тысяч орангутангов. Тем не менее эти инвестиции трудно назвать успешными.

Логика защиты орангутангов достаточно проста. Обезьяны делят лес с людьми, которые зарабатывают на жизнь, благодаря лесной продукции и выращиванию различных культур. И тем, и другим нравятся одни и те же продукты. Возникает конфликт. Недостаточно попросить жителей леса терпимей относиться к своим соседям орангутангам. Они должны понимать, что им выгодно так себя вести. Но слишком малая часть денег, выделяемых на защиту, попадает на эти передовые рубежи, где они могли бы оказать наибольший эффект.

И вот тут-то новые технологии открывают нам новые возможности для более реальной защиты жизни животных на Земле. Если говорить о технологиях оборудования, то, благодаря кембрийскому взрыву в сфере компьютеров, хранения данных, смартфонов, фотокамер, сенсоров, дронов, транспортных роботов, спутников и геномики, мы можем отслеживать природу в более высоком разрешении и с меньшими затратами. Если же говорить о программном обеспечении, то прогресс в сфере искусственного интеллекта, игровых платформ строительства метавселенной, а также технологий распределённого крипто- и блокчейн-управления вскоре позволят нам представить другие биологические виды в онлайне совершенно новым образом.

Обилие денег в криптовалютах позволяет применить новую «токеномику» к природе. Крипто-инноваторы поразительно успешны в создании цифрового дефицита, который наращивает стоимость. Совершенно неизбежно живой дефицит видов, находящихся под угрозой, превратится в класс активов для тех, кто держит криптовалюты. Вопрос в том, как подойти к этому процессу так, чтобы он оказался полезен и для самих видов, и для людей, которые о них заботятся.

Мы планируем наделить первыми цифровыми кошельками орангутангов за счёт выручки от продажи соответствующих невзаимозаменяемых токенов NFT. К каждому кошельку будут прикреплены учёные и других подписавшиеся участники, которым будут поручено принимать решения в интересах орангутангов. Со временем этот процесс станет «шрёдингеровским»: кошелёк будет создаваться каждый раз, когда будет впервые точно зафиксировано существование той или иной обезьяны. «Межвидовые деньги» будут выплачиваться людям из средств в кошельке за соблюдение простых правил, чьё выполнение можно проверить. Эти правила будут устанавливаться орангутангами (или, если точнее, человеческими и компьютерными посредниками, представляющими их нужды). «Наблюдайте за мной время от времени», «оставьте в покое моё дерево», «не убивайте меня» – такими могут быть поставленные задачи.

Нынешние расходы на защиту достигают $1,30 в день на каждого взрослого орангутанга. Мы считаем, что $1 в день в кошельке орангутанга позволит радикально изменить положение в большинстве случаев. Четыреста долларов в год – это больше, чем может рассчитывать получить ребёнок в соседней деревне в виде финансовой помощи развитию, но выживание орангутангов находится под вопросом, поэтому подобный дисбаланс можно оправдать. Кроме того, поскольку «Межвидовые деньги» напрямую связывают животных и их защиту человеком, большинство денег из кошельков орангутангов будет поступать фермерам и их детям в качестве платежа за сбор данных или в виде компенсации урона урожаю.

Если «Межвидовые деньги» сработают для орангутангов, тогда они сработают и для других видов крупных обезьян, в том числе западных равнинных горилл, которых убивают ради мяса в лесах Конго. В числе других видов, которые первыми могут получить «Межвидовые деньги»: дюгони, жирафы и косатки. После харизматичных млекопитающих «Межвидовые деньги» потенциально могут распространиться на деревья, птиц и даже насекомых и микробов. Может возникнуть цифровая валюта для других биологических видов, работающая как центральный банк для биоразнообразия. Параллельно токены NFT для редких видов могут стать средством сбережения, поддерживающим такой институт.

Угрозы, нависшие над крупными обезьянами, напоминают о недостатке наших амбиций в вопросе защиты других биологических видов в целом. В условиях роста численности людей обезьяны смогут выжить только в том случае, если люди согласятся мирно жить рядом с ними. Понятные и постоянные выплаты беднейшим людям, которые живут по соседству с богатейшим биоразнообразием, – это шаг на пути к достижению этой цели.

Авторы: Джонатан Ледгардтехнолог и писатель, является основателем первой службы Interspecies Money;

Эрик Мейджаардученый и практик по охране природы, является основателем инициативы Borneo Futures.

Источник: Project Syndicate, США

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх