Пекин пишем, Москва в уме. Зачем Литва активно ссорится с Китаем

Выступая ведущим участником и даже автором антикитайских инициатив, Литва надеется привлечь внимание США к региону и получить гарантии, что Вашингтон не сократит свое присутствие в Восточной Европе и странах Балтии

Всего несколько лет назад трудно было представить, что одной из самых антикитайских стран мира окажется небольшая Литва. Тем не менее именно ее отношения с Китаем испортились за последний год сильнее всех в Европе. Вильнюс клеймит Пекин за притеснения уйгуров, за подавление протестов в Гонконге, за стремления занять европейский рынок и усилить свое влияние с помощью инвестиций в инфраструктуру. Кульминацией в нагнетании напряжения стала открытая поддержка Тайваня.

Объясняют столь резкий антикитайский поворот в литовской внешней политике по-разному – то стремлением защищать демократические ценности по всему миру, то желанием не отстать от последних тенденций в Вашингтоне. И действительно, оба мотива присутствуют в действиях литовского руководства. Однако не менее важную роль тут играют и традиционные страхи Литвы перед Россией. Парадоксальным образом сегодня Вильнюс считает критику Пекина одним из лучших способов защиты от Москвы.

Курс на ухудшение

Первые признаки надвигающегося ухудшения отношений Литвы с Китаем появились в 2019 году. Тогда Департамент государственной безопасности Литвы впервые упомянул Китай в своем ежегодном отчете об угрозах. Примерно в это же время президент Гитанас Науседа выступил против привлечения китайских инвестиций в развитие литовских портов.

В 2021 году темпы обострения резко ускорились. В мае Литва заявила, что выходит из формата 17+1, в рамках которого Китай выстраивает сотрудничество со странами Центральной и Восточной Европы. Одновременно литовская военная разведка заявила, что участие китайской компании Huawei в разработке инфраструктуры 5G несет угрозу национальной безопасности.

В сентябре Минобороны Литвы заявило, что китайские Huawei, Xiaomi и OnePlus создают риски в области кибербезопасности – речь идет об утечке данных и ограничениях свободы слова. Вскоре заговорили и о Тайване – Литва готова стать единственной на сегодня страной в Европе, имеющей его официальное представительство.

В принципе, антикитайские шаги в последнее время охотно предпринимают и другие страны региона. Всего лет пять назад любая из них была бы счастлива принять у себя очередной саммит формата 17+1, а теперь Румыния, Словакия, Чехия, Польша говорят об опасности китайских инвестиций. Некоторые из них перестали допускать китайцев к участию в тендерах и проектах, затрагивающих ключевые сферы экономики – от телекоммуникаций до строительства автомагистралей.

Однако именно Литва продвинулась дальше всех в этом направлении. Ее не пугают ни экономические потери, ни политическое давление второй экономики мира. Своими действиями Вильнюс подталкивает к похожим шагам другие западные страны и институты.

За решительными заявлениями Вильнюса по тайваньскому вопросу последовала сходная реакция Европарламента – евродепутаты одобрили резолюцию о сотрудничестве между ЕС и Тайванем. Более того, в ней отметили особую роль Литвы, приветствовали ее инициативность и осудили китайское давление на республику. Позднее Европарламент направил на остров делегацию из семи человек, куда вошли сразу два литовца – бывший премьер Андрюс Кубилюс и Пятрас Ауштрявичюс. Не менее позитивно литовские усилия в этом вопросе оценивают в своих заявлениях Конгресс США и Госдепартамент.

В результате Литва стремительно вышла в лидеры антикитайских процессов в Европе. Небольшая республика, международная активность которой еще недавно ассоциировалась почти исключительно с противодействием России, открыла второй фронт, вступив в конфронтацию с Китаем.

Плюс США и Россия

Официально Вильнюс обосновывает свою позицию и смелые шаги верностью демократическим ценностям. Если раньше стрелы критики были направлены в основном против России, то сейчас Литва заявляет о необходимости защищать свободу и демократию от Минска до Тайбэя. Мы хотим иметь дело лишь с теми, кто мыслит так же, как мы, – эту мысль, высказанную премьером Литвы Ингридой Шимоните, можно назвать квинтэссенцией новой внешней политики.

Однако на деле верность Вильнюса демократическим ценностям оказывается весьма избирательной и распространяется лишь на несколько стран. Литву очень волнует ситуация со свободами в Белоруссии, России, а теперь еще и в Китае, но не тревожат Турция, Иран, Азербайджан, Саудовская Аравия и так далее.

За благородной риторикой просматривается сухой расчет. Выступая ведущим участником и даже автором антикитайских инициатив, Литва надеется привлечь внимание США к региону и получить гарантии, что Вашингтон не сократит свое присутствие в Восточной Европе и странах Балтии.

Можно было бы сказать, что мнение Вильнюса не играет никакой роли. Литовская Республика – маленькая страна с очень ограниченным влиянием в международных делах. Однако возможности Литвы сильно увеличивает то, что она подхватывает и удачно вписывается в тренды, которые задают США, вступившие в конфронтацию с Китаем за глобальное лидерство. Госдеп и ряд сенаторов уже выразили свою поддержку Литве в ее решении открыть представительство Тайваня в Вильнюсе.

Это не означает, что страна действует по прямой указке из Белого дома. Скорее речь идет о чем-то вроде партнерства литовских политиков с некоторыми группами влияния в Вашингтоне – одни лоббируют свои интересы с помощью других, и наоборот. Как один из примеров такого партнерства можно привести резолюцию Сената США от 5 ноября, которая почти целиком посвящена поддержке литовских действий по проблеме Тайваня.

Для Литвы в этом процессе главное – обеспечить себе благосклонное отношение США в по-настоящему важном для Вильнюса вопросе отношений с Россией. Не секрет, что администрация Джо Байдена меняет приоритеты – Штаты переключили внимание на Индо-Тихоокеанский регион, США вместе с союзниками наращивают там военный потенциал, американская внешняя политика все больше направлена на сдерживание Китая. Россия уже не так интересна американцам, как раньше. По крайней мере Литва понимает происходящее именно так. Она стремится уловить меняющиеся настроения и, возможно, сыграть на опережение. 

Внешняя политика Литвы в регионе всегда была яркой и дерзкой, но это привело к тому, что страна стала заложницей одного вопроса – российского. Мир становится более глобальным, поэтому литовский истеблишмент сам начинает осознавать необходимость выбираться из тисков своей репутации и добавить к привычным заявлениям о российской угрозе что-то более актуальное и интересное Вашингтону. Иначе интерес США и к региону, и к Литве как союзнику может упасть до опасных отметок. 

Не попасть впросак

Понятно, что такой подход Вильнюса связан с немалыми рисками. До недавнего времени отношения Литвы и Китая были хорошими. В 2019 году в Вильнюсе с визитом даже побывал глава Госсовета КНР Ли Кэцян. Отношения стали стремительно портиться после прихода к власти консервативно-либеральной трехпартийной коалиции в октябре 2020 года, причем разрыв был вполне сознательным.

За несколько месяцев новое правительство фактически разрушило то, чего за восемь лет добились на китайском направлении два предыдущих левоцентристских кабинета. Те, наоборот, всячески подталкивали литовский бизнес выходить на китайский рынок – особенно после 2014 года, когда Россия в ответ на санкции ввела против стран ЕС продуктовое эмбарго. 

Эти усилия дали определенные результаты – за последнее десятилетие литовский экспорт в Китай вырос почти в 10 раз – до 316 млн евро, а суммарный товарооборот двух стран достигает 1,5 млрд евро. Для сравнения: товарооборот Литвы и Тайваня – это всего 85 млн евро.

Поэтому неудивительно, что антикитайские шаги нового правительства вызвали недовольство у части литовского истеблишмента, особенно в рядах левой оппозиции и действующего президента Литвы Гитанаса Науседы. Его администрация пыталась сгладить резкие заявления правительства и МИДа, но без особого успеха.

Так что если на следующих выборах 2024 года дело дойдет до смены власти (а в Литве за годы независимости власть стабильно менялась каждые четыре года), то новый, более левый кабинет может попробовать наладить связи с Китаем. Другой вопрос, станет ли Пекин к тому времени пересматривать свои подходы. Судя по тому, что конфронтация США и Китая пока только углубляется, любое следующее правительство Литвы может не иметь другого выбора, кроме как продолжать заложенный сейчас антикитайский курс.

Не стоит забывать и о возможной смене власти на Тайване. Не исключено, что в случае победы на следующих выборах консервативного и более пропекинского Гоминьдана Тайбэй растеряет интерес к сотрудничеству с Литвой, что еще больше снизит экономические выгоды от антикитайских жестов Вильнюса. А в Вашингтоне просто разведут руками.

Тем не менее пока ни экономические, ни политические риски не выглядят достаточно масштабными, чтобы заставить Вильнюс отказаться от антикитайской линии. Выбранный курс хорошо вписывается в представления литовского руководства о роли страны в международных отношениях. Тут есть место и политике ценностей, и антикоммунизму, и стремлению удержать внимание Вашингтона к региону, и желание выйти из узкой ниши вечного критика России. Наконец, сами США готовы поддержать Литву в таких начинаниях – республика может помочь сдвинуть на более антикитайские позиции старые страны ЕС, а также стать пробным камнем, на чьем примере будет видно, как далеко готов зайти Пекин в ответ на жесткую критику и заигрывание с Тайванем.

Денис Кишиневский

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх