Может ли возобновиться демократическое открытие Судана?

КАИР. Заключённое в 2019 году соглашение о разделе власти между гражданскими и военными лидерами Судана, предусматривавшее переход к демократическому правлению после свержения диктатуры Омара аль-Башира, всегда выглядело сложным для реализации. Однако после октябрьского военного переворота актуальным стал вопрос, а остаётся ли вообще демократия на повестке дня.

Военные и альянс «Силы свободы и перемен» (ССП), представляющий революционеров, которые свергли Башира в апреле 2019 года, с самого начала не доверяли друг другу, но у них не было иного выбора, кроме как прийти к компромиссу после его падения. Гражданские лидеры подозревали, что армия, первой возглавившая переходный Суверенный совет Судана, не собирается передавать власть в середине переходного срока (в ноябре 2021 года), как это предусмотрено конституционным соглашением. Военные лидеры разрывались между страхами перед силой улицы и желанием защитить свои экономические привилегии, заодно предотвращая возмездие за былые злодеяния.

Генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан, руководитель армии (и Суверенного совета), возглавивший переворот 25 октября, призвал заменить правительство премьер-министра Абдаллы Хамдука на аполитичную администрацию. Бурхан заявляет, что политические партия оказывают необоснованное влияние на ССП, раскалывают страну, блокируют экономический и политический прогресс.

Бурхан ожидал, что внутренняя оппозиция перевороту будет слабой, в том числе и потому, что альянс ССП расколот: некоторые из его членов критиковали правительство за отсутствие экономического прогресса. И он рассчитывал на сдержанную международную реакцию – такую же, как после июльского конституционного переворота президента Туниса Каиса Саида.

Но в обоих случаях он ошибся. Переворот вновь сплотил противников военного правления. В Хартуме и других суданских городах прошли массовые демонстрации: миллионы людей всех возрастов и социальных групп вышли на улицы, пригрозив парализовать экономику до тех пор, пока не возобновится переход к демократии.

Международное сообщество также не отступило. Совет Безопасности ООН решительно осудил переворот, Африканский союз приостановил членство Судана, большинство финансовых доноров заморозили финансовую поддержку.

Политическая ситуация в Судане пока что очень подвижна. Предпринимаются попытки посредничества, но успеха будет нелегко достигнуть, потому что с соглашением о разделе власти возникли серьёзные трудности, а возврат к прежнему статус-кво никого не удовлетворит. Среди трёх главных задач переходного периода реформа сектора безопасности полностью заглохла, а процесс установления мира в стране не завершён, поскольку некоторые ключевые повстанческие группы ещё не умиротворены. Наибольший прогресс был достигнут в проведении экономических реформ.

Попытки выполнить все эти задачи ставят под угрозу интересы военных, усиливая ощущение опасности у генералов. Начать с того, что ходе кампании по борьбе с коррупцией стали вскрываться нарушения на предприятиях Вооружённых сил Судана и Сил быстрой поддержки, которые доминируют в экономике. В результате стали громче звучать призывы передать компании, контролируемые военными, под власть правительства. Кроме того, нарастали народные требования привлечь к ответственности преступников, устроивших в июне 2019 года массовое убийство протестующих, которые проводили сидячую забастовку у главного штаба армии в Хартуме. Многие комментаторы полагают, что именно такое развитие событий и спровоцировало переворот.

Картина осложняется тем, что альянс ССП перестал был единственным представителем гражданских властей после того, как в октябре 2020 года в Джубе было подписано мирное соглашение о разделе власти, предоставившее бывшим повстанческим движениям важную роль в переходных руководящих органах.

Все эти проблемы выглядят крайне трудными, но их абсолютно необходимо решать для продолжения переходного процесса. Не менее важно начать процесс интеграции Сил быстрой поддержки и других вооружённых организаций в объединённые Суданские вооружённые силы, а также продолжать мирный процесс, который должен охватывать исключённые пока что повстанческие движения и другие традиционные сообщества.

Для шанса на успех подобных реформ, вызывающих столько разногласий, критически важно улучшать экономические показатели. До сих экономические реформы проводились достаточно бодро. Правительство Хамдука либерализовало и унифицировало валютный курс, увеличило доходы от таможенных пошлин. Постепенная отмена дорогостоящих субсидий помогла уменьшить вдвое дефицит бюджета (в виде доли ВВП) и увеличить государственные доходы. Внешний долг Судана в размере $50 млрд находится в процессе списания.

Со временем эти меры обеспечат значительные денежные средства для начала восстановления системы государственных услуг, включая расширение социальной защиты, а также систем здравоохранения и образования, которые развалились за почти три десятилетия грубых управленческих ошибок Башира.

Впрочем, пока что платить за эти реформы приходится в основном беднякам. Вместо демократических дивидендов граждане Судана получили инфляцию, темпы которой ускорились до 366%; сокращение размеров экономики уже третий год подряд; увеличение доли тех, кто живёт в абсолютной нищете, и дальнейшее уменьшение среднего класса. В последние месяцы стали заметны определённые признаки улучшений: темпы инфляции замедлились, была расширена программа поддержки семей. Однако переворот грозит повернуть вспять все эти достижения и пустить под откос процесс списания долгов, что приведёт к катастрофическим последствиям для экономики.

Для успеха Судану нужно больше внешней поддержки. Хамдук просил $13 млрд, чтобы помочь стране во время трёхлетнего переходного периода, а Международный валютный фонд оценивает, что Судану требуется $7,25 млрд в ближайшие два года, чтобы прекратить монетизацию бюджета и пополнить резервы. Однако на последней конференции иностранных финансовых доноров (в Берлине в июне 2020 года) Судану было обещано лишь $1,8 млрд, из которых $350 млн выделил Евросоюз, $356 млн – США, а почти всё остальное – Всемирный банк. Поддержка со стороны стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, в 2019 году была значительной (она предоставлялась в основном в неденежной форме), но затем уменьшилась. Многосторонние финансовые организации пока что в основном погашают задержки по долговым выплатам Судана и инициировали процесс списания долгов в рамках помощи «бедным странам с высоким уровнем задолженности».

Вопреки популярным представлениям, финансовые потоки в Судан остаются пока что небольшими: в 2021 году было обещано около $800 млн. В результате общий размер государственных расходов в 2021 году составляет всего лишь $2,5 млрд (что соответствует примерно 7% ВВП) – и это для населения численностью 45 миллионов.

Массовая оппозиция перевороту продемонстрировала, что суданский народ отвергает военную диктатуру. Для того чтобы переход к демократии продолжился и имел шансы на успех, сегодня стал необходимым пересмотр соглашения о разделе власти. Для содействия этому процессу крайне важна более щедрая международная финансовая и политическая поддержка. Если переходный процесс в Судане не будет запущен заново, тогда военные, скорее всего, восстановят исламскую политическую коалицию, грозя вернуть страну к катастрофическому статус-кво, существовавшему здесь до 2019 года.

Авторы: Ишак Диванпрофессор Высшей нормальной школы в Париже; Ибрагим Эльбадавибывший министр финансов и экономического планирования Судана, является управляющим директором Форума экономических исследований.

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх