Газовая игла кремлевского карлика: как происходила энергетическая экспансия Кремля в Европе

Скандальный российско-немецкий газопровод Северный поток-2 достроен. Этот проект, а также Балканский поток существенным образом уменьшит транзит газа в Европу через Украину. 24 канал проследил истоки российской энергетической экспансии в Европу и как Украине действовать при современных вызовах.

Вопрос энергетической безопасности относится к наиболее актуальным для современной Украины. 24 канал решил разобраться с историей проектов, с помощью которых Россия последовательно реализовывала свою стратегию лишения Украины возможностей транзита газа в Европу. Речь не только о печально известном Северном потоке-2, но и его предшественнике «Северном потоке-1», Турецком потоке с ответвлением в форме Балканского потока.

Советское наследие

Начнем нашу историю с того, что нынешние энергетические связи Запада и России уходят своими корнями еще в советские времена. В начале 1970-х годов канцлер ФРГ Вилли Брандт способствовал улучшению отношений с СССР – это вылилось в так называемую разрядку. И вот тогда было заключено соглашение на поставку газа и нефти из СССР на Запад – известную сделку «газ в обмен на трубы».

Для этого начали строить новые газопроводы, которые должны были поставлять энергоресурсы – например Уренгой-Помары-Ужгород возник в 1982 – 1984 годах. Так возникла трансконтинентальная система транспортировки газа Западной Сибири в Западную Европу. А вот основная часть транзитных потуг находилась именно на украинской территории.

Исследователь международных энергетических отношений и безопасности, президент Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаил Гончар считает, что современные упреки россиян относительно устарелости украинской газотранспортной системы не соответствуют действительности.

Есть нормальная, и не такая уж старая газотранспортная система из Западной Сибири в Европу. Она была создана в 1970 – 1980-е годы. Трубы обновляют время от времени – там, где проблемные участки вырезается труба, врезается новая, трубокомпрессоры меняются и т.д. Судить просто по календарю не профессионально.

Михаил Гончар

Президент Центра глобалистики «Стратегия ХХІ»

Американская исследовательница советской и российской энергетики, профессор дипломатии и международных отношений университета Сетон Холл Маргарита Бальмаседа в своей новой книге «Russian Energy Chains: the Remaking of Technopolitics from Siberia to Ukraine to the European Union» показывает, что Украина играла ключевую роль в цепочке советского экспорта газа в Европу.

Эти мощности (транзита) были наследием не только важности Западной Украины как последней местной станции цепи экспорта советского природного газа, но также украинской историей как главного производителя газа в СССР 1950 – 1960-х годов – много подземных хранилищ начинают разрабатываться в 1960-х, в качестве главных месторождений газа. Но после их истощения они превращаются в подземные хранилища – именно оттуда начинался экспорт газа из СССР в Чехословакию в 1960-х задолго до Уренгой-Помары-Ужгород.

Маргарита Бальмаседа

Профессор дипломатии и международных отношений университета Сетон Холл (США)

Иностранная валюта, которую получал СССР от продажи энергоресурсов на Запад помогала поддерживать плановую экономику, полную дефицитами в повседневной жизни. Однако уменьшение мировых цен на нефть Саудовской Аравией в 1986-м привело к обострению и без того кризисной ситуации в советской экономике. На момент распада СССР Украина получила одну из самых современных и разветвленных газотранспортных систем в мире.

Предпосылки блокирования украинского транзита

По мнению Михаила Гончара идея лишить Украину возможности транзита газа в Европу циркулировала еще в 1990-х годах.

Если вспомнить проект Ямал-Европа 1990-х, то он как раз был направлен на то, чтобы уменьшить транзит через Украину. И тогда, покойный уже, шеф Газпрома Рем Вяхирев говорил, что когда появится Ямал-Европа, то «выключат Украину». Сам по себе газопровод Ямал-Европа не мог оставить Украину без транзита. Хотя объем российского экспорта в Европу в 1990-е рос, и на протяжении 2000-х тоже,
– утверждает Гончар.

Что такое газопровод Ямал-Европа

Это российский газопровод, который проходит по территории России, Беларуси, Польши и Германии длиной в более 2 тысяч километров. Начал строиться в 1994 году, а был введен в эксплуатацию в 2006 году. Общая мощность газопровода составляет 33 миллиарда кубометров газа в год.

Михаил Гончар считает, что в 1990-х вряд ли у российского политического руководства были идеи по блокированию украинского транзита. Такие мысли стали воплощаться в жизнь лишь с приходом к власти Владимира Путина в 2000 году.

Если во времена Ельцина такие проекты скорее были прихотями Газпрома, то с началом путинской эры современной России эти проекты приобрели уже четкий политический и геополитический смысл. Их суть заключалась в том, чтобы создать бестранзитные газотранспортные системы в обход всего транзитного пространства от Балтии до Черного моря и сделать прямой выход на рынок ЕС,
– резюмирует аналитик энергетики.

Прототипом Северного потока был проект Североевропейского газопровода. Этот газопровод имел привязку к другой ресурсной базе – газоконденсатному месторождению в Штокмане в Баренцевом море.

Сам по себе этот проект сугубо с энергетической точки зрения был вполне логичный. Он не имел какого-то геополитического контекста, ведь недавно открытый источник газа в Баренцевом море нуждался в новой инфраструктуре.

Проект Североевропейского газопровода обсуждался в начале 2000-х годов, впрочем, так и не был воплощен из-за технологических сложностей разработки нового газового месторождения. Тогда российские клептократы сделали ставку на уже давно апробированные схемы экспорта сибирского газа в Европу – хотя уже в обход Украины, а также Беларуси. 20 лет назад россиянами также начали разрабатываться арктические месторождения с Ямальского полуострова.

Немецкая внимательность к российским деньгам

Североевропейский газопровод превратился в Северный поток с легкой руки канцлера ФРГ Герхарда Шредера и российского президента Владимира Путина.

Кто такой Герхард Шредер

Немецкий политик, сделавший карьеру в Социал-демократической партии. В 1989 году стал членом президиума СДПГ, а с 1990 года – премьер-министр земли Нижняя Саксония. В 1998 – 2005 годах был федеральным канцлером Германии. Один из лоббистов российского энергетического влияния в Европе. Свидетельством этого является пребывание Шредера на руководящих должностях в кремлевских нефтяно-газовых компаниях – председатель комитета акционеров Nord Stream AG, председатель совета директоров «Роснефти».

Необходимо понимать, что лишение Украины возможностей транзита газа в Европу как с северной, так и южной стороны составляет суть энергетической стратегии России, которая была утверждена в 2003 году и рассчитана до 2020 года(!).

Неудачная попытка Берлина, Киева и Москвы

Правда, 20 лет назад был шанс создать совместный немецко-российско-украинский энергетический проект. Так, в начале 2000-х разрабатывался проект международного газового консорциума на базе украинской ГТС. В июне 2002 года в Санкт-Петербурге состоялась встреча Герхарда Шредера, Владимира Путина и Леонида Кучмы, где было подписано совместное заявление.

Подробнее его суть объясняет Михаил Гончар: «Россия хотела бы реализовать проект Ямал-Европа-2. Проложить еще одну нитку, но она уйдет не на рынок Германии, а в Польшу и Словакию. Был бы интерконнектор между традиционным украинско-словацким маршрутом экспорта сибирского газа в Европу. Но польская сторона заняла тогда категорическую позицию против этого. Предполагался диагональный коридор с севера России по диагонали через Беларусь, далее в Украину двумя рукавами. Тогда проявились истинные намерения российской стороны – выбросить Украину из этих перспективных планов».

Россияне предложили украинцам сначала согласовать некоторые моменты с глазу на глаз. Немцы поняли, что при таком развитии ситуации общего проекта не будет, и согласились на предложение проекта Североевропейского газопровода. Кстати, в 2003-м Кучма отправил в отставку первого вице-премьера Виталия Гайдука, который откровенно заявил российской стороне об имитации переговоров.

Здесь надо также упомянуть главного посредника между Шредером и Путиным – экс-сотрудника спецслужбы ГДР Штази Маттиаса Варнига. Именно он объединил российские деньги и немецких политиков.

Еще в середине 2000-х некоторые немецкие политики прекрасно понимали, что тайная договоренность Шредера и Путина является ничем иным как коррупцией самого высокого уровня. В 2006-м председатель Свободной демократической партии Гидо Вестервелле не смог предоставить документальных подтверждений коррупции Шредера. И поэтому проиграл в суде и выплатил экс-канцлеру компенсацию в 25 тысяч евро.

Турецкий поворот и Северный поток

Не стоит забывать, что параллельно с северным активно разрабатывалось южное направление российской энергетической экспансии. Речь идет о Турции и Голубом потоке, на официальном открытии которого в ноябре 2005-го были российский президент Владимир Путин, турецкий премьер Реджеп Эрдоган и премьер-министр Италии Сильвио Берлускони.

Что такое Голубой поток

Это проект газопровода, который был реализован российским Газпромом совместно с итальянской компанией Eni, длиной в 1213 километров. Были налажены прямые поставки газа из России в Турцию еще с 2003 года. Мощности Голубого потока составляют 16 миллиардов кубометров газа в год.

Голубой поток запущен, состоялись газовые войны между Россией и Украиной 2006 и 2009 годов, когда Москва обвинила Киев в «краже» в ЕС голубого топлива. И вот наступает черед уже первого Северного потока, который уже был настоящим троянским конем Газпрома в Европе.

Что такое «Северный поток-1»

Русско-немецкий газопровод от Выборга до Грайфсвальда длиной в 1224 километра. Его две нити строились на протяжении 2010 – 2012 годов. Оппозицию строительству этого проекта заняла Польша. Этот газопровод уже поставлял газ в обход Украины и Беларуси. Главный владелец и оператор газопровода – компания Nord Stream AG, юридический адрес которой находится в швейцарском городе Цуг, благодаря чему можно избежать значительного налогообложения.

Министр национальной обороны Польши Радослав Сикорский еще в 2006 году назвал Северный поток-1 новым пактом Риббентропа-Молотова.

А начали говорить и делать с 2007 года уже Южный поток – когда российский газ шел бы через Черное море на рынок ЕС благодаря болгарскому транзиту. Также важную роль посредника играла Италия, ведь именно итальянская компания Eni была главным партнером Газпрома в этом газопроводе.

Проект Южного потока (Болгария, Сербия, Венгрия, Хорватия, Словения, Австрия, Италия) был более мощный, чем Северный поток-1, а именно 64 нитки, общая мощность 63 миллиарда кубометров. Одним из главных лоббистов проекта Южный поток была Болгария, чей премьер-министр Бойко Борисов (2009-2013, 2014-2017, 2017-2021) – давний друг Владимира Путина.

Но даже еще до планов россиян по Южному потоку, Евросоюз начал переговоры по газопроводу Nabucco, чтобы избавиться от энергетической зависимости от Москвы. Суть этого проекта заключалась в том, чтобы поставлять газ с Кавказа и Ближнего Востока в Европу через Балканы.

Переговоры начались еще в 2002 году, а в 2009-м было подписано соглашение между Турцией, Болгарией, Румынией, Венгрией и Австрией. Основной газ должен был транспортироваться с месторождения Шахдениз в Азербайджане. Предусматривались мощности в 10 (с увеличением до 23) миллиардов кубометров в год. Проект Nabucco был частью Трансевропейской энергетической сети ЕС, и в 2013 году планировалось уже начать строительство. Но азербайджанцы решили поддержать похожий проект – уже по маршруту Турция-Греция-Албания-Италия. Так возник Трансадриатический газопровод, который заработал в 2020 году.

События 2014 года (Евромайдан, аннексия Крыма и начало российской вооруженной агрессии на Донбассе) кардинальным образом изменили и энергетическую ситуацию в Европе. Брюссель занял более жесткую позицию в отношении Южного потока.

И в июне 2014 года Еврокомиссия объявила, что Южный поток нарушал нормы Третьего Энергопакета ЕС, а построение болгарской части газопровода происходило не без проблем с государственными закупками.

Что такое Третий Энергопакет ЕС

Это законодательство, регулирующее рынок газа и электроэнергии в Евросоюзе, утвержденное в 2009 году. Главным отличием этих законов является так называемый анбандлинг – когда компании, которые добывают газ и его транспортируют, должны быть разными. Это было сделано для борьбы с монополистами на энергетическом рынке Европы. В каждой стране ЕС создавался Национальный Регулятор, а также Агентство по взаимодействию Энергетических Регуляторов для координации действий.

Балканский узел

Кандидат исторических наук, эксперт Аналитического центра балканских исследований Екатерина Шимкевич отмечает, что после отмены «Южного потока» в декабре 2014 года, Россия начала искать другие варианты поставок газа. Разрабатывалось направление, чтобы транспортировать газ через Турцию и Балканы в старую Европу.

Сразу к проекту присоединились Болгария, Сербия и Венгрия – для которых по сути это была возможность закрепиться в статусе региональных лидеров. Так начался проект Турецкого потока с Балканским хабом. Благодаря этому Россия стремилась оказывать давление не только на Киев, но и Минск. Мы забираем у Вас газ, и теперь Вам будет трудно наполнять бюджет.

Екатерина Шимкевич

Кандидат исторических наук, эксперт Аналитического центра Балканских исследований

По мнению Екатерины Шимкевич каждый из политических лидеров Балкан стремился получить различные дивиденды от проекта Турецкий/Балканский поток, над которым начали работать в октябре 2016 года.

Для премьера Болгарии Бойко Борисова это была возможность показать, что правительство что-то делает для пользы государства. Президент Сербии Александар Вучич в настоящее время делает необоснованные заявления, что к 2027 – 2030 году Сербия станет полностью независимой от внешних энергоресурсов. Или будет использовать транзит, чтобы вырученные средства затем вкладывать в разработку собственных месторождений. Для России же это хорошая возможность забрать газ у Украины,
– резюмирует Шимкевич.

Эти все факторы сошлись, и Путин достаточно четко понял, что нашел на Балканах страны, которые имеют выход на Центральную Европу. Венгрия, у которой граница с Сербией – достаточно удачный игрок в стратегии Путина.Уже в мае 2017 года началось строительство газопровода через территорию Турции. 1 января 2020 года были соединены поставки газа из Турции в Болгарию, 1 января 2021 года Болгарию и Сербию, а 4 июля 2021 года были соединены трубопроводы Сербии и Венгрии.

Проект Балканского потока как ответвления Турецкого должен был включать большинство стран региона. Однако из-за давления ЕС этого не произошло.

Как утверждает Екатерина Шимкевич, «в первую очередь к проекту Балканский поток должна была присоединиться и Греция, Словения, Хорватия и Австрия. Поскольку Австрия, Словения и Хорватия более зависимы от Евросоюза и поддержали санкции против Южного потока. Они вынуждены были отказаться – так же как и Греция. Хотя для греков это был шанс немного улучшить свою экономическую ситуацию. Было бы легче прокладывать трубы сначала через Грецию, а дальше уже идет разветвление на соседние страны. Тем более, что там рядом Болгария, Сербия».

Необходимо понимать, что главным бенефициаром Турецкого потока является именно Анкара, которая через подобные проекты усиливает экономическое присутствие на Балканах. Несмотря на наличие только двух из четырех веток газопровода от Турецкого потока выиграет Россия, потому что формально газ поставляет в Европу Турция, а не Газпром.

Как утверждает Екатерина Шимкевич, полноценный запуск Балканского потока состоится в пределах полгода, а сам проект может быть расширен за счет соседей на Балканах и в Центральной Европе. Общие мощности Турецкого потока сейчас составляют 31,5 миллиардов кубометров газа в год.

Полноценный запуск планируется на конец 2021 или начало 2022 года. Далее ведутся переговоры между Сербией и Республикой Сербской, чтобы туда уже прокладывать часть газопровода. Венгрия планирует расширить Балканский поток на Австрию и возможно Словению,
– считает Шимкевич.

История с Балканским потоком показала, что Россия продолжает наращивать свое влияние на Балканах. Однако по мнению Екатерины Шимкевич это влияние различается.

Белград является для Москвы балканским троянским конем. А вот в Болгарии Москва работает по ситуации,
– отмечает она.

Относительно вызовов по Балканскому потоку может быть два выхода – развивать государствам региона альтернативные источники энергии или присоединиться к проектам-ответам ЕС на действия Газпрома.

Северная Македония и Хорватия недавно подписали документ о поддержке нового зеленого курса ЕС. Албания так же на этом пути. На Балканах из-за особенности рельефа, например, горные реки, гораздо легче запустить новые подходы по добыче электричества, чем в Украине, где лишь в степной части можно поставить ветряки,
– объясняет Шимкевич.

Еврокомиссия в 2018 году предложила проект газопровода Ниш-София. Цена вопроса – 86 миллионов евро, из которых 25 миллионов предоставит в форме кредитов Европейский Инвестиционный Банк.

Запуск интерконнектора длиной в 170 километров между Болгарией и Сербией позволит поставлять от 1 до 1,8 миллионов кубометров природного газа в год. Полномасштабное строительство еще не началось из-за пандемии коронавируса, хотя предварительно в официальных документах были указаны такие даты реализации проекта – с октября 2020 года по апрель 2022 года.

В августе 2021 года министр горного дела и энергетики Сербии Зорана Михайлович заявила, что строительство газопровода начнется в сентябре, а планируют его завершить в начале 2023 года.

Кубы Орбана

Важную роль в энергетической политике Кремля в Восточной и Центральной Европе играет Венгрия, чей премьер-министр Виктор Орбан является давним соратником Владимира Путина. Будапешт стремится играть на геополитических противоречиях Вашингтона, Брюсселя, Москвы и Пекина, чтобы получить с этого свои дивиденды.

Когда в 2014 году был приостановлен, а фактически отменен проект Южный поток, то министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто в 2015-м заявил, что единственным путем обеспечения венгерской энергетической безопасности является именно проведение переговоров с Москвой.

Стремление получить энергетику не только от россиян привело к тому, что в сентябре прошлого года Венгрия подписала контракт с Shell по поставкам 250 миллионов кубометров сжиженного газа. Этот газ будет идти через LNG-терминал в городе Крк (Хорватия) в течение 2021 – 2027 годов.

Что такое сжиженный газ

Это природный газ, который при очень низкой температуре становится жидкостью. Поэтому его легче хранить и транспортировать. Более известен под аббревиатурой LNG (liquefied natural gas). Технология производства сжиженного газа начала разрабатываться с 1940-х годов в США. Крупнейшие экспортеры сжиженного газа по состоянию на 2020 год – Австралия (106,2 миллиарда кубометров), Катар (106,1 млрд) и США (61,4 млрд).

27 сентября Венгрия подписала новый долгосрочный контракт с Газпромом о поставках 4,5 миллиардов кубометров газа ежегодно сроком на 15 лет. И это начнется уже 1 октября трубами Турецкого и Балканского потока.

Скандинавские защитники природы и «Северный поток-2»

Из-за своего геополитического значения строительство продолжения газопровода из России в Германию под названием «Северный поток-2» получило широкую огласку и привело к ряду дипломатических скандалов и судебных исков. Сам проект россияне объявили в 2010 году, а документ о его строительстве был утвержден в 2015 году. Северный поток-2 осуществляется такими компаниями: российский Газпром, нидерландско-британская Royal Dutch Shell, немецкая E.ON, французская Engie и австрийская OMV.

Кроме собственно Германии реализация проектов Северный поток-1 и Северный поток-2 была бы невозможной без согласования позиций с Финляндией, Швецией и Данией. С точки зрения международного морского права, а именно Конвенции ООН 1982 года, основные требования сводятся к экологическим стандартам. Поэтому нет преград для газопровода в исключительных морских экономических зонах, если эта деятельность будет базироваться на требованиях этой конвенции.

Шведский эксперт по энергетике Роберт Ларссон в 2006 году провел исследование, где показал, что после реализации этого проекта усилится региональное влияние России. Причем еще 15 лет назад говорилось об экономических, военных и политических вызовах.

Из-за того, что у России отсутствует верховенство права, то, по мнению Ларссона, сотрудничество с этим проектом повлечет вмешательство во внутренние дела европейских стран. Были вопросы и касательно финансовой прозрачности проекта из-за регистрации компании NordStream AG в Швейцарии. Оппозицию к этому проекту могли составить Украина, Беларусь, Польша и государства Балтии. К тому же такая позиция вызвана не только вопросами окружающей среды, но и потерей транзитных средств.

Как видим, еще 15 лет назад профессионалы понимали к чему может привести реализация проекта кремлевского Газпрома.

По мнению профессора Маргариты Бальмаседы большинство дискуссий вокруг Северного потока-1 и Северного потока-2 касаются транзита по территории Украины.

Однако, несмотря на очевидное значение ее технической роли (Украины – 24 канал) в этой системе, на вопрос о роли Украины в транзите нельзя ответить исключительно на техническом уровне; скорее, это поднимает политические и даже нравственные вопросы, требующие глубокого понимания истории,
– отмечает она.

Кстати наибольшие показатели транзита наблюдались в 2017 году. Тогда через ГТС Украины было транспортировано 93,5 миллиарда кубометров газа – хотя и это было в разы меньше показателей 1991 – 2006 годов, как отмечает в своей книге Бальмаседа. А уже в 2018-м показатели составили 86,8 миллиардов кубометров.

В конце 2019 года был согласован новый контракт на транзит между Газпромом и Нафтогазом еще на 5 лет, с возможностью продления еще на 10 лет. Объемы уменьшились в разы – 2020 год (55,8 миллиардов), а в соглашении прописано к 2024 году лишь 40 миллиардов ежегодно.

Следующим образом Бальмаседа видит последствия полноценного запуска российских энергетических проектов в Европе.

Если «Северный поток -2» и последующий проект «Газпрома», трубопровод «Турецкий поток» в Турцию под Черным морем, будут завершены и использованы Газпромом на полную мощность, это может означать дальнейшее существенное сокращение транзита, а также возможности Украины по переговорам,
– говорит эксперт.

Принципиальная позиция Дании на некоторое время приостановила воплощение планов энергетической экспансии Кремля в жизнь.

Михаил Гончар утверждает, что надо отдать должное Дании, которая в 2018 – 2019 задержала строительство Северного потока-2 из-за согласования позиции с Москвой.

Если финны согласовали это очень быстро, то датчане использовали ресурс времени. Сначала газопровод должен был пройти через территориальные воды Дании – датчане это отвергли. Дания сопротивлялась, но 30 октября 2019 года уже было все окончательно согласовано. Датчан надо поблагодарить, что они так долго тянули,
– добавил он.

Согласование строительства на территории Финляндии, Швеции и Дании дало возможность россиянам следить за надводным и воздушным пространством. Москва разместила там подводные системы акустического наблюдения за западным сектором Балтики. По мнению Михаила Гончара это существенная угроза для безопасности региона Балтийского моря.

Россияне могут видеть подводное пространство на расстоянии 200 километров, и таким образом контролировать его в датской исключительной экономической зоне. Но если взглянуть, то они с Копенгагеном согласовали фактически только одну опцию, что трасса газопровода не будет рядом с территорией, где были сброшены химические боеприпасы в районе Борнгольма в 1945 году. Они другие опции не проверяли,
– отметил он.

Москва использует гражданскую инфраструктуру в целях, не связанных с газовым бизнесом. Необходимо понимать, что газотранспортная система это не просто труба, но и комплекс определенного оснащения, коридор безопасности.

После Дании сдерживающим фактором строительства газопровода Северный поток-2 стали санкции администрации Дональда Трампа (Protecting Europe’s Energy Security Act of 2019). Таким образом еще на год был приостановлен запуск российского газопровода, а отношения Вашингтона и Берлина ухудшились как никогда. Да и не наблюдалось взамен преференций на экспорт сжиженного газа из Штатов в Европу.

Юридическая борьба и американские горки

Предыдущие годы продолжалась активная борьба в судах, где Польша, Украина и страны Балтии стремятся поставить на место энергетические амбиции Кремля. Так, суд Европейского Союза 15 июля 2021 года по подаче иска Польши ограничил использование газопровода OPAL, который является продолжением Северного потока-2 на 50 %. Таким образом было отменено решение Еврокомиссии 2016 года о неограниченном использовании возможностей газопровода.

Михаил Гончар считает, что только поддержание Украиной намеченного Польшей и государствами Балтии юридического курса по Газпрому будет иметь реальные результаты.

Мы должны сохранять подход оппонирования, как это делает Польша. Если бы Польша не оппонировала «Северному потоку-1», то не было бы этого успеха в Европейском суде через 5 лет борьбы,
– вспоминает он.

Существенный удар был также нанесен 25 августа благодаря решению Высшего Регионального Суда Дюссельдорфа, что проект «Северный поток-2» не соответствует нормам ЕС. Это еще полбеды для Кремля – проект должен получить сертификат на транспортировку. Юрист-международница Елена Зеркаль, которая посвятила много времени и энергии для противодействия Северному потоку-2 считает этот фактор существенной преградой для россиян.

8 сентября начался процесс сертификации Северного потока-2, который будет длиться 4 месяца. А уже 10 сентября Газпром официально объявил, что проект стоимостью в 11,2 миллиарда долларов и мощностями в 55 миллиардов кубометров газа достроен.

Правда еще не все потеряно, ведь 22 сентября Польская нефтегазовая компания (PGNiG) получила разрешение от Федерального сетевого агентства Германии на участие в сертификации российского газопровода.

С приходом к власти в январе 2021 года администрации Джо Байдена изменилась риторика относительно «Северного потока-2».

Это имело следствием мировую с Германией, когда в июле были отменены санкции в отношении газопровода, а Байден с Меркель вновь заявили о трансатлантическом партнерстве. В конце концов лидеры США и Германии заявили, что не дадут Москве использовать энергетику с политической целью.

Все это время часть конгрессменов выступала резко против политики умиротворения со стороны США в отношении Северного потока-2. В результате двухпартийная группа конгрессменов, среди которых сопредседатель украинского кокуса в Конгрессе США Марси Каптур, 14 сентября внесли на рассмотрение поправки в законопроект оборонного бюджета США на 2022 год, которые утвердил 20 сентября комитет по правилам нижней палаты Конгресса США.

Две поправки касаются «Северного потока-2»:

  • Президент США обязан ввести санкции против компаний и лиц, связанных с газопроводом;
  • запреты выдачи виз и въезда в США лицам, причастным к газопроводу.

Михаил Гончар отмечает, что вызовы, которые стоят перед Украиной и Европой в целом составляют систему, а не какой-то отдельный проект.

Это система, управляемая из одного центра, одним поставщиком – это Россия. Вот эта вещь недооценена в Евросоюзе и Еврокомиссии в частности. Можно сказать, что это триумф Кремля, начиная с советских времен,
– подчеркнул он.

И в завершение надо понимать одну крайне важную вещь – только совместными усилиями с нашими партнерами Украина сможет преодолеть или по крайней мере минимизировать риски от энергетической блокады со стороны России.

Автор: Егор Брайлян

Источник:24 канал

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх