Европе действовать быстро и уверенно – уже победа

Чтобы понять, что сейчас происходит в Брюсселе, нужно вернуться лет на десять назад, когда никто в ЕС не говорил о геополитике. Не говоря о консолидированной и твердой позиции.

Идея о том, что Европа, когда-нибудь, будет отстаивать свои интересы во всем мире военным путем, вызывала сомнения, не говоря уже о поддержке третьей страны оружием стоимостью в десятки миллиардов евро. 

Комиссия ЕС была в первую очередь административным органом, отвечающим за регулирование внутреннего рынка. Политика власти рассматривалась как сугубо национальное дело, предназначенное для правительств в европейских столицах.

ЕС совершил исторический скачок, с того времени, когда “В официальных речах было запрещено употреблять такие слова, как власть, интересы или политика власти”, – вспоминает Луук ван Мидделаар, член кабинета министров и спичрайтер первого председателя Совета ЕС Германа ван Ромпея с 2009 по 2014 год. Сегодня ван Мидделаар – историк, профессор Лейденского университета, известный автор и основатель Брюссельского института геополитики. Благодаря своему опыту работы в машинном отделении ЕС (шутка), нынешний академик, как никто другой может оценить исторический скачок, который Европейский союз совершает в мировой политике. 

“ЕС прошел долгий путь”, – пояснил ван Мидделаар в интервью телеканалу France 24, напомнив, о том, что ЕС был основан как мирный проект после Второй мировой войны. “Сейчас ЕС прошел долгий путь до стадии, когда он поставляет оружие и финансирует поставки оружия странам-членам”. Это означает, что ЕС больше не является нейтральным союзом, который стоит в стороне и наблюдает за геополитическими играми других стран.

Женщина-стержень, которая ввела геополитическое мышление в лексикон европейцев, – это Урсула фон дер Ляйен. 

Вступив в должность председателя Комиссии в конце 2019 года, она объявила, что хочет создать “геополитическую комиссию”. 

Поначалу все смеялись, поскольку многим в Брюсселе показалось слишком амбициозным, но спустя две войны и несколько кризисов вряд ли, теперь кто-то спорит с тем, что Европа должна иметь в виду геополитические цели. А идея геополитической комиссии уже не так часто высмеивается. 

Американские СМИ называют фон дер Ляйен самой влиятельной женщиной в мире – ни один из ее предшественников на посту главы Комиссии не воспринимался так серьезно в Вашингтоне, даже отдаленно всерьез, ни Юнкер, ни Баррозу, как Урсула фон дер Ляйен.

Фон дер Ляйен взяла на себя смелость и инициативу и ведет Европу через глобальные кризисы с четким компасом. Очевидно многим это не нравиться, отсюда и противоречия в блоке, но они не столько противоречия по решениям, сколько по человеческим амбициям.

 Президент США Джо Байден ценит это, он видит в ней равноправного партнера, наконец-то осмелившегося говорить от имени всей Европы, а не оставлять это на усмотрение национальных столиц устраивая разногласия. 

“Спасибо, госпожа президент, за ваше лидерство!” – обратился Байден к немке во время его первого визита в Брюссель. И уже на саммите G20 в Нью-Дели в сентябре 2023 года, для Байдена не было вопроса о том, что он представит свое предложение о сотрудничестве странам глобального Юга вместе с главой Комиссии ЕС. А не с отдельными главами государств и правительств, как могло быть раньше и которые также приехали из Европы.

Лидерство – это то качество, про которое, чаще всего можно услышать в Брюсселе, когда говорят о председателе Комиссии. К этому добавляется ее способность действовать быстро. 

Например, она подготовила санкции против России в тот момент, когда во многих столицах еще надеялись и продолжают надеяться, что Путин не будет действовать серьезно. А о том, что Украина принадлежит Европе, она заявила уже через несколько дней после начала войны, затем еще и еще, до тех пор, пока изящные слова, которые поначалу никто не воспринимал всерьез, не превратились в обещание переговоров о присоединении.

Метод фон дер Ляйен, как видим, включает в себя высказывание того, что другим только кажется. Она сказала о китайском лидере Си Цзиньпине, что он просто хочет, чтобы “Китай стал самой могущественной страной в мире”. 

Исходя из этого понимания, она и разработала новую стратегию Европы для Китая: страны ЕС должны меньше рисковать в своих экономических связях, но не отрезать их полностью. “Снизить риск, но не разрывать отношения” – вот рабочий лозунг, который взяла на вооружение федеральный канцлер, как и некоторые другие главы правительств.

Как бы то ни было, претензии фон дер Ляйен на лидерство, безусловно, встретили сопротивление; не всем нравится быстрое и порой единоличное принятие решений в Берлаймоне, где располагается Комиссия. В последнее время, это очень ярко видно в политике на Ближнем Востоке. 

Слишком произраильская, слишком немецкая – эта критика происходила от стран, которые ближе всего к палестинцам, однако критика исходила и от двух соседей Берлаймонта в Брюсселе, двух людей, которые на самом деле считают себя ответственными за внешнюю политику Европы. Главный дипломат Жозеп Боррель и председатель Совета Шарль Мишель. Оба они в своих штабах яростно выступали против визита фон дер Ляйен в Израиль – возможно, предположили дипломаты, потому что сами они не получили приглашения от израильского правительства. Но, возможно, и потому, что Боррелю и Мишелю всегда приходится кропотливо согласовывать свои позиции с правительствами 27 стран, что является безнадежным занятием, когда речь идет о ближневосточной политике и быстроты принятия решений. Она же, просто представляет позицию председателя ЕвроКомиссии, и с самого начала заявляла, что мыслит геополитическими категориями.

Семен Мельниченко

Поделиться:

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх