Стратегия внешней политики, как основа успеха  и развития МЗС в условиях войны.

Скажу сразу, что статья эта странная —  на фоне невероятных успехов Украины во внешней политике последних 2 месяца. О которых говорит мир и которые уже меняют всю мировую структуру международных отношений.  Но успехи бывают разные. И речь пойдет о простой вещи —  как успехи сделать системой.

Ты побеждаешь,  или тебя используют для своей победы. Третьего варианта не бывает.

Если у тебя нет своей стратегии, ты обречен играть роль в стратегии чужой:  так всегда и было с внешней политикой Украины. Она, как бы —  была и есть, но ее одновременно и нет.

 Что существует – бесконечное множество огромного труда  и рефлексивных действий подразделений и лидеров. Невероятные прорывы и успехи по результатам в отдельных принципиальных направлениях!  Но ее не существует как системы, как собственно то, что и называется политикой…

Политика – это не что-то самодостаточное,  без начала и конца, без ценностей, целей, оценки и ответственности за результаты.  Внешней политики у нас не существует как инструмента внешнеполитической стратегии.  Потому, что нет и самой стратегии.

И это на самом деле удивительно – как это «нет стратегии»? Этого  же не может быть!  Страна успешно отражает внешнюю агрессию, уже который год! Страна входит в партнерские  и союзнические отношения с первыми игроками мировой политики! Президентом у нас  работает представитель крупного бизнеса, в котором стратегическое планирование – основа  его существования. Любой бизнес создается, развивается, продается или ликвидируется согласно расписанной стратегии.  А целая  страна –  как без стратегии развития, так и без внешнеполитической стратегии.

Жизнь по правилам разработанной  стратегией  – это конечно абсолютно новый для нас подход к организации государственного управления. Это — то эффективное, что  должно отличать его  от прежнего  «планирования». С другой – сколько уже прошло лет в нашей новой эпохе, и сколько лет опытный бизнесмен во главе страны!  Разговоры на ТВ-шоу или в парламенте с многократными повторениями этого слова – это, конечно, не стратегия.  Стратегия – это  совершенно конкретная,  очень детально структурированная конструкция, которая рождается в многоступенчатом и очень качественном процессе. Качественном  — по своей структуре, содержанию и кругу участвующих стейкхолдеров. И этот  процесс  называется «стратегическим планированием».

Стратегия эффективно структурирует общество. А когда стратегии нет, политическая и экспертная среда превращается в «броуновское движение», где каждый получает массу удовольствия от конструирования, высказывания идей, обвинений друг друга в одном и том же, где нет критериев оценок и каждый может призывать идти за ним в Рай, а на самом деле может толкать в никуда. И самое главное – в таком хаосе не видно – кто противник  тебе и твоему государству, а кто друг и что это, собственно, такое – это «твое» государство, какие ценности им управляют.

 Поэтому,  конкурент, который имеет свою стратегию, — имеет абсолютное превосходство, прекрасно этим пользуется и более того, он просто обречен на победу, а ты без своей стратегии  – на поражение.  Потому, что в его стратегии тебе уже предусмотрена роль проигравшего. Противостоять этому может только собственная стратегия, которая уравнивает шансы даже игроков разной весовой категории.  Стратегия – это как «Свято место», которое, как известно, «пусто не бывает». Стратегия – это путь к успеху, путь от формулирования цели до успешного ее достижения, это обреченность на успех.

Российская попытка подмены  ценностей.

 В вышеупомянутом  хаосе критериев и неструктурированных оценок,  теперь, после начала полномасштабного вторжения России в Украину, уже кажется совершенно не случайным появление в украинском медиапространстве  украинского пропагандистского продолжения российской доктрины «сфер влияния», носителями которого выступили высокопоставленный сотрудник МИД Украины и ведущий еженедельник страны, вместе с одной из газет олигарха Ахметова(не уверен, что нужно называть тут фамилии и названия).  Не предлагая ничего собственного, автор просто ретранслировал основы российской доктрины, отрицающей право Украины на независимость, откровенно цитируя ее автора – С.Караганова, а также известных российских экспертов  с разной степенью декларирования их близости к влиянию на разработку российских планов —  Д.Тренина и А.Арбатова.   

Это не независимые эксперты, а очень ангажированные специалисты. Нельзя не соотносить то, что говорит и пишет Сергей Караганов с тем, что он есть  почетный председатель созданного им еще в 90-х годах российского  Совета по внешней и оборонной политике. И это как раз  тот человек и та «институция», которые разработали и продолжают совершенствовать  ценностную и концептуальную основу «новой» российской внешнеполитической стратегии, результаты реализации которой имеют Украина и мир в виде оккупации Крыма, Востока Украины и полномасштабной войны России против Украины. 

Стратегия концептуально сбалансирована, формально с их точки зрения логична и  призвана «делать хорошую мину при плохой игре». Но откровенно слабая и путает стратегию  действий и пропагандистского обеспечения.

Основным постулатом и новой ценностью  этой «новой стратегии РФ в мире»  есть утверждение, что  «либеральный миропорядок», основанный на действующем международном праве и закрепленных в нем ценностях (правилах)  международной жизни, основанными на положениях Заключительно акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975) , —   якобы «не работает».  Поэтому,  в качестве оценочных  критериев «справедливости»,  регулятора международного порядка и структуризатора  мир должен  вернуться к приоритету «сфер влияния». То есть, к тому кошмару, от которого уходили кровью двух мировых войн и который выстрадан стараниями тысяч дипломатов Западного и Восточного полушарий, где, кстати,  свою важную роль сыграла и дипломатия Украины, активно участвовавшая в строительстве институционной структуры «либерального миропорядка» .  В русле этой цены – холокост евреев и голодомор украинцев. 

После того, как мир, слава Богу — успешно,  пережил «биполярность», потом и  «однополярность»,  в качестве «новой»  «геометрической фигуры» стратегического миропорядка  новая  российская доктрина рассматривает «треугольник» трех «центров силы»:  США, Китая и России. И предлагает признать  деление мира на  их «сферы влияния», или «зоны ответственности» в качестве основной ценности и критерия в мировой политике. Конечно, Украина и все, что вокруг РФ, – по этому плану, безоговорочно входит в зону влияния России, в так называемую «зону российских интересов». Другие игроки должны признавать эту «приоритетность интересов России» в Украине. В ответ на признание Россией соответствующих регионов «сферами влияния»  США и Китая.

Принцип невмешательства между государствами трансформируется, соответственно, в принцип невмешательства в сферы влияния, с соответствующим закреплением в международном праве. А принцип нерушимости границ государств, второе основополагающее достижение мировой культуры международных отношений — просто  девальвируется до формального обозначения на карте.

После пары-тройки лет неудачных попыток провести эти «идеи» в международных дискуссиях (включая украинские медиа),  Россия направлено приступила к стадии «де факто»: вначале в риторике, а потом и в попытке реализовать их через агрессию в Украине и в деструктивизации работы международных институтов.  

В  качестве основы политики «сфер влияния», ее основного инструмента рассматривается, конечно и только, —  опора на единственное, в чем Россия считала себя «паритетно сильной»  — силовое принуждение и военный компонент, вытесняющий принцип «мирного сосуществования».  С.Караганов говорит, что мировая политика впервые имеет возможность использовать военный компонент в качестве активного глобального инструмента миротворчества, включая и ядерное оружие.

В  качестве политической стратегии реализации  рассматривается – постоянная эскалация напряженности через эскалацию военной угрозы и другие факторы дестабилизации. Но прежде всего – через военную дестабилизацию. Через постоянно эскалируемую угрозу применения силы, включая ядерный компонент. И как неотъемлемую  составную часть внешнеполитической стратегии РФ, это обосновал тоже С.Караганов:  мировой «треугольник» «сфер влияния» может быть уравновешен и держаться только на постоянно эскалируемой угрозе применения военной силы.  И эта конструкция все еще имеет целью возврат России в число первых игроков мировой политики.

Сработала ли российская доктрина и ее стратегия? Ответ – нет —  с любых точек зрения. Но мир пока не имеет стратегии противодействия, приносящей быстрые результаты. И мы пока мы имеем только стратегию санкций за нарушение  Россией базовых ценностей международного права и небывалую интенсификацию мировой дипломатии, появление в воздухе потребностей пересмотра критериев ее эффективности и методов, а также отчетливое ощущение необходимости реформирования базовых институтов международных отношений. 

Пока все. Но это и не мало! Это очень много!!!!

Тем не менее, все «успехи» последнего времени  российской внешней политики, пока,  являются результатом именно этой стратегии. И если мы берем в кавычки это слово, то в РФ считают это успехами без кавычек, поскольку они сделали Россию страной, с которой пока не считаются в качестве  «центра силы», но уже не могут  эффективно деэскалировать уже несколько очагов международной напряженности и войны —  с прямым и непрямым участием России, прежде всего – российско-украинский.

 И Россия рассматривает это как свои успехи и успехи укрепления ее, как  «центра силы».  Эскалируя конфликт, конвертируя его в эскалацию страха и в аргумент в международном торге за влияние.

Мир боится эскалации напряженности, имеющей конечную точку – ядерный конфликт. Он привык  к глобальной эффективности международного права, и до сих пор исходит из того, что закрепленный в нем механизм предотвращения ядерной войны, надежен.  Но Россия вдруг меняет ценности  своей  политики конструкцией «сфер влияния», создавая условия «легитимности» возвращения  ядерного оружия в плоскость реальной политики, в плоскость ее активных инструментов.

Пока мир ищет альтернативную стратегию, которая может остановить эскалацию, Россия рассматривает это как успехи  своей новой стратегии

Мы подчеркиваем это, так как нам важно понять, что стратегии может противостоять только альтернативная стратегия. С  тщательно просчитанными результатами, рассчитанная на противодействие российской стратегии.

Именно поэтому, для Украины и мира —  все, что делает Россия сейчас — это  предмет анализа угроз внешней среды, а никак не сфера «ценностей»,  среды реализации собственной стратегии.  Открытый или латентный переход на ее ценности равнозначна поражению.  В  этой же  плоскости лежит ответ на риторический аргумент  – «нам с Россией жить» и никуда от нее не деться.

Ну конечно жить и конечно никуда не деться.  Жить на основе ценностей мирного сосуществования, нерушимости границ и равноправия, а не отказа от всего этого и вхождение в ее сферу влияния в  названном «треугольнике». Российский  «геостратегический треугольник» — это для нас не ценности , а задача анализа внешнеполитической среды, и  означает необходимость выстраивать внешнеполитическую стратегию с учетом присутствия  эскалирующего агрессию  соседа.

 Мирное сосуществование, равноправие, нерушимость границ – это мировые и наши базовые  ценности, являющиеся основой того, что нас поддерживает мир в условиях российской агрессии.  Признание «сфер влияния»  в качестве «геостратегической геометрии», или хотя бы просто движение в сторону «нам с Россией жить рядом» – это размывание и потеря основы такой поддержки для Украины.

Чем опасна треугольная геометрия миропорядка, разработанная и реализуемая Россией и предлагаемая в качестве «геометрии геополитики»: 1. Она меняет и  полностью девальвирует существующие ценности международной жизни, закрепленные в международном праве и на которых построена вся система современных международных отношений. 2. Она девальвирует правовую базу всех — !!! — международных институтов сотрудничества – начиная  с ООН  и заканчивая институтом двусторонних отношений…. («какие границы государств? – вы в нашей «сфере влияния», отдайте Крым и слушайте, что мы вам скажем»). 3.Она «легализует» ядерное оружие для  политики и возвращает его из сферы глобальных проблем в плоскость инструментов реальной политики. То есть, из объединяющего мир фактора – в разъединяющий его.  4. Она убирает принцип равноправия в отношениях между странами и делит их на  «главных» и «вассалов». Устанавливает разный уровень суверенитета и безопасности государств. 5. В конце концов, она играет на укрепление института государства, когда мир уже ощутил его дискомфортность и всячески движется в сторону ограничения его компетенций в пользу территорий, больше отвечающих интересам приоритетности прав человека и этноса над интересами государства.

Внешнеполитическая стратегия Украины – это вопрос жизни и успеха.

Любая система, по сравнению с отсутствием системы – несравнимо более эффективна. Стратегия – это система. Ошибки в системе могут влиять на качество и скорость результата, но что он будет – это правило. Любое государство,  просто обязано иметь стратегию внешней политики, детализированную по региональным, институциональным и тематическим   направлениям, уже потому, что оно окружено соседями и проблемами,  где нужно блюсти свои интересы развития.  А вся стратегия, а также ее структурные направления, вместе составляющие «дерево целей», должны иметь SMART – планы с обозначенными во времени и пространстве измеряемыми целями. И это составная часть успешных действий любого государства. Тем более, она нужна Украине. М.Цукерберг: «В мире, который очень быстро меняется, единственная стратегия, которая гарантированно потерпит провал – «не рисковать» и рефлексивно «плыть за течением».

Помимо общего правила, что любая стратегия приводит к успеху, поскольку она разрабатывается с этой целью, есть совершенно точные измеряемые преимущества стратегии по сравнению с ее отсутствием и ситуационным реагированием: 1. Стратегия обеспечивает поддержку стратегических решений  обществом и персоналом сотрудников через реализацию совместных ценностей. 2. Стратегия  через «дерево целей» соединяет глобальные цели и SMART–цели, делает активность  государства, МИД и всех дипломатов  целесообразным общей стратегии. 3. Внешнеполитическая стратегия минимизирует риски и позволяет проводить эффективную политику в условиях неопределенной ситуации, неожиданных сбоев, конфликтов, и всего, что не было предусмотрено… 4.Обеспечивает переход от ручного управления к управлению через планы, системы, процедуры (в том числе  через корпоративную культуру, единые ценности политики,  процедуры отбора, обучения, оценки).  5.Стратегия позволяет получать дивиденды на абстрактных вещах – таких, как лидерство, компетенции, мотивации, команда.. 6. Стратегия работает даже тогда, когда проваливаются целые ее куски, и позволяет все равно приходить к успеху. 7.Стратегия работает и на долгосрочную перспективу, это инвестиция и в то, что не дает результат сразу. 8.Наконец, стратегия совершенно точно определяет необходимую и достаточную численность персонала и структуру его организации, равно, как и обьем необходимых ресурсов достижения успеха.

Очень коротко о стратегии вцелом.

Стратегия – это совершенно просто — это единый набор решений:

— к чему мы стремимся,

-на каком поле будем играть,

-каким образом мы добьемся победы,

-в чем мы должны быть сильны,

-какие управленческие системы нужно внедрить….

Смысл стратегии не в том, что вы собираетесь сделать, а в том — у кого и как вы собираетесь выиграть – это постулат. Стратегия планирует успех и путь к нему!  Причем с максимальной детализацией по проблемам и направлениям.

Стратегические  ценности Украины и российские геометрические конструкции.

Процесс стратегического планирования как раз и начинается с формулирования стратегических ценностей и далее состоит из нескольких известных специалистам этапов, обязательно в такой последовательности: 1.Формулирование собственных ценностей (+миссии, +целей) 2.Анализ возможностей внутренней и внешней среды ( SWOT-анализ). Формулирование  SMART-целей. 3. Разработка альтернативных стратегий и выбор из них основной. 4.Разработка SMART-планов по направлениям. 5.Стратегический мониторинг результатов и корректировка на его основе SMART-целей, стратегии(й), планов — в процессе реализации стратегии.

Российская стратегия – это объект п.2. То есть, это не дискуссия в сфере геополитики и собственных ценностей. (п.1).  То есть, той основы, на которой потом будет строиться любая стратегия и любая политика. Иначе нам придется отказаться от единственной для нас спасительной системы «хельсинских» ценностей, являющихся   основой поддержки нас со стороны наших союзников – стран  ЕС, НАТО, США, которые  сейчас  поддерживают Украину только на основании того, что Россией нарушены ее базовые права, защищаемые международным правом.

Вернуть Дипакадемию в академическую плоскость – это возвращение важной базы развития украинской дипломатии.

Начало работы над стратегией МИД  вернет потребность в укреплении и развитии украинской дипломатической школы, как базы подготовки  важнейшего ее ресурса — профессиональных дипломатов, и атмосферы культивирования ценностей внешней политики и дипломатии.

 Единственным вузом Украины, где будущих дипломатов серьезно  обучали стратегическому планированию и действиям в рамках ее реализации, была Дипломатическая академия МИД Украины, которую после начала российской оккупации странным образом изолировали от академической сферы, превратив в ивент-клаб и место разовых мероприятий.

Про то, что прежняя ДАУ — Дипакадемия — имела хорошую рыночную капитализацию со значительной интеллектуальной собственностью в виде двух Ученых советов по защите докторских диссертаций, специфических и уникальных программ и курсов, которые были востребованы, могли  создавать конкурентные интеллектуальные продукты  и приносить прибыль государству, при адекватном управлении, говорить уже поздно.  Речь тут просто о том, что более 20 лет МИД Украины  инвестировал  в востребованный успешный  проект, а потом по непонятным причинам решил просто закопать свои инвестиции.  В чем глубокая цель? Или хотя бы кто компенсирует?

Отсутствие стратегического планирования во внешней политике  приводит не только к меньшей эффективности в головах и делах. МИД нуждается в реформе. Ради молодых талантов, мечтающих о дипработе и ради эффективности самой дипслужбы. 

Наконец, еще один специфический, но очень важный составной  аспект, который стоит озвучить: стратегическое структурирование, конечно, сделает целесообразным и  поставит в правильное русло взаимоотношение МИД и спецслужб. На пользу всем сторонам и государству. То, что происходит сейчас – стимулирует не лучшее, что есть с обеих сторон, а эффективность их взаимодействия стоит под вопросом.  Хотя, ни для кого не секрет, что дипломатия – это, в том числе, легальная разведка. Так было всегда и так есть везде в мире. Но это совсем не должно означать доминирование советского принципа «последнего голоса» спецслужб при отборе кадрового ресурса всего МИД.  Сбор и обработка информации – это очень важные компетенции  дипломата.  Но прежде всего, он должен уметь реализовывать SMART – планы  внешнеполитической стратегии, а главными его компетенциями должны быть лидерство, инициативность и умение быть убедительным в том, что делает. И совсем не умение общаться друг с другом через тонны написанных бумаг, сидеть «серой мышью» и бояться инициативы, а тем более – любой конструктивной критики. 

Критерий эффективности работы  – в получении измеряемого результата в конкретном деле, являющемся частью единой сбалансированной по целям и возможностям  стратегии.

И, конечно, стратегии всегда требуется  адекватный лидер с соответствующими компетенциями. При этом, основной чертой и критерием для этого лидера будут совпадающие с ценностями внешнеполитической стратегии его ценности, как личности и лидера, которые и поставят его во главу МИД.  Лидер = лидерство + ценности. Конечно, с учетом, что его лидерство и ценности  коррелируются с лидерством и ценностями президента страны, в зоне ответственности и лидерства которого лежит вся сфера.

Надеюсь, что  нам,  то есть, украинскому обществу, его друзьям в мире и экспертной среде хватит настойчивости и терпения для наращивания  активности —  взбалтывать наше молоко, чтобы, наконец, почувствовать под собой масло твердой основы внешнеполитической стратегии.

Dr.SergiyVlasov, Heidelberg,Schriesheim

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх